Новости, политика, экономика, общество

Блокада. Как питался Жданов в блокадном Ленинграде



Оживленная дискуссия на казалось бы сугубо исторический вопрос на тему того, питался ли первый секретарь Ленинградского обкома ВКПб Андрей Александрович Жданов пирожными и прочими деликатесами в годы блокады,развернулась между министром культуры РФ Владимиром Мединским и либеральной общественностью в лице в первую очередь депутата петербургского ЗакСа Бориса Вишневского.

Надо признать, что хотя г-н министр - неуч и истории не знает (подробности - в нашей статье "Крокодил прапорщика Мединского"), в данном случае он правильно назвал все это "враньём".

Миф подробно разобрал историк Алексей Волынец в биографии А.А. Жданова, вышедшей в серии ЖЗЛ.

С разрешения автора "АПН-СЗ" публикует соответствующий отрывок из книги.

В декабре 1941 г. небывало сильные морозы фактически уничтожили водоснабжение оставшегося без отопления города. Без воды остались хлебозаводы - на один день и без того скудная блокадная пайка превратилась в горсть муки.

Вспоминает Алексей Беззубов, в то время начальник химико-технологического отдела расположенного в Ленинграде Всесоюзного НИИ витаминной промышленности и консультант санитарного управления Ленинградского фронта, разработчик производства витаминов для борьбы с цингой в блокадном Ленинграде:«Зима 1941-1942 года была особенно тяжелой. Ударили небывало жестокие морозы, замерзли все водопроводы, и без воды остались хлебозаводы.

В первый же день, когда вместо хлеба выдали муку, меня и начальника хлебопекарной промышленности Н.А.Смирнова вызвали в Смольный... А.А.Жданов, узнав о муке, просил немедленно к нему зайти.

В его кабинете на подоконнике лежал автомат. Жданов показал на него: "Если не будет рук, которые смогут крепко держать этот совершенный автомат, он бесполезен.

Хлеб нужен во что бы то ни стало".Неожиданно выход предложил адмирал Балтийского флота В.Ф.Трибуц, находившийся в кабинете.

На Неве стояли подводные лодки, вмерзшие в лед. Но река промерзла не до дна. Сделали проруби и по рукавам насосами подлодок стали качать воду на хлебозаводы, расположенные на берегу Невы.

Через пять часов после нашего разговора четыре завода дали хлеб. На остальных фабриках рыли колодцы, добираясь до артезианской воды...»Как яркий пример организационной деятельности руководства города в блокаду необходимо вспомнить и такой специфический орган, созданный Ленинградским горкомом ВКП(б), как «Комиссия по рассмотрению и реализации оборонных предложений и изобретений» - на нужды обороны был мобилизован весь интеллект ленинградцев и рассматривались, просеивались всевозможные предложения, способные принести хоть малейшую пользу осажденному городу.

Академик Абрам Фёдорович Иоффе, выпускник Санкт-Петербургского Технологического института, «отец советской физики» (учитель П.Капицы, И.Курчатова, Л.Ландау, Ю.Харитона) писал: «Нигде, никогда я не видел таких стремительных темпов перехода научных идей в практику, как в Ленинграде в первые месяцы войны».

Из подручных материалов изобреталось и тут же создавалось практически всё - от витаминов из хвои до взрывчатки на основе глины.

А в декабре 1942 г. Жданову представили опытные образцы доработанного в Ленинграде пистолета-пулемёта Судаева, ППС - в блокадном городе на Сестрорецком заводе впервые в СССР начали производство этого лучшего пистолета-пулемёта Второй мировой войны.

Помимо военных задач, вопросов продовольственного снабжения и военной экономики, городским властям во главе со Ждановым пришлось решать массу самых разных проблем, жизненно важных для спасения города и его населения.

Так для защиты от бомбардировок и постоянного артиллерийского обстрела в Ленинграде было сооружено свыше 4000 бомбоубежищ, способных принять 800 тысяч человек (стоит оценить эти масштабы).

Наряду со снабжением продовольствием в условиях блокады стояла и нетривиальная задача предотвращения эпидемий, этих извечных и неизбежных спутников голода и городских осад.

Именно по инициативе Жданова в городе были созданы специальные «бытовые отряды». Усилиями властей Ленинграда, даже при значительном разрушении коммунального хозяйства, вспышки эпидемий были предотвращены - а ведь в осаждённом городе с неработающими водопроводом и канализацией это могло стать опасностью не менее страшной и смертоносной, чем голод.

Сейчас эту задавленную в зародыше угрозу, т.е. спасенные от эпидемий десятки, если не сотни тысяч жизней, когда заходит речь о блокаде практически не вспоминают.

Зато альтернативно одарённые всех мастей любят «вспоминать» как Жданов «обжирался» в городе, умиравшем от голода.

Тут в ход идут самые феерические байки, обильными тиражами наплодившиеся ещё в «перестроечном» угаре.

И уже третий десяток лет привычно повторяется развесистая клюква: о том, как Жданов, дабы спастись от ожирения в блокадном Ленинграде, играл в «лаун-тенис» (видимо, диванным разоблачителям очень уж нравится импортное словечко «лаун»), как ел из хрустальных ваз пирожные «буше» (ещё одно красивое слово) и как объедался персиками, специально доставленными самолётом из партизанских краёв.

Безусловно, все партизанские края СССР просто утопали в развесистых персиках...

Впрочем, у персиков есть не менее сладкая альтернатива - так Евгений Водолазкин в «Новой газете» накануне Дня победы, 8 мая 2009 г. публикует очередную ритуальную фразу про город «с Андреем Ждановым во главе, получавшим спецрейсами ананасы». Показательно, что доктор филологических наук Водолазкин не раз с явным увлечением и смаком повторяет про эти «ананасы» в целом ряде своих публикаций (Например: Е.Водолазкин «Моя бабушка и королева Елизавета. Портрет на фоне истории» / украинская газета «Зеркало недели» №44, 17 ноября 2007 г.)

Повторяет, конечно же, не потрудившись привести ни малейшего доказательства, так - мимоходом, ради красного словца и удачного оборота - почти ритуально.

Поскольку заросли ананасов в воюющем СССР не просматриваются, остаётся предположить, что по версии г-на Водолазкина данный фрукт специально для Жданова доставлялся по ленд-лизу...

Но в целях справедливости к уязвленному ананасами доктору филологических наук, заметим, что он далеко не единственный, а всего лишь типичный распространитель подобных откровений. Нет нужды приводить на них ссылки - многочисленные примеры такой публицистики без труда можно найти в современном русскоязычном интернете.

К сожалению, все эти байки, из года в год повторяемые легковесными «журналистами» и запоздалыми борцами со сталинизмом, разоблачаются только в специализированных исторических публикациях.

Впервые они были рассмотрены и опровергнуты еще в середине 90-х гг. в ряде документальных сборников по истории блокады. Увы, тиражам исторических и документальных исследований не приходиться конкурировать с жёлтой прессой...

Вот что рассказывает в изданном в Петербурге в 1995 г. сборнике «Блокада рассекреченная» писатель и историк В.И.Демидов: «Известно, что в Смольном во время блокады вроде бы никто от голода не умер, хотя дистрофия и голодные обмороки случались и там.

С другой стороны, по свидетельству сотрудников обслуги, хорошо знавших быт верхов (я опросил официантку, двух медсестёр, нескольких помощников членов военсовета, адъютантов и т.п.),

Жданов отличался неприхотливостью: "каша гречневая и щи кислые - верх удовольствия". Что касается "сообщений печати", хотя мы и договорились не ввязываться в полемику с моими коллегами, - недели не хватит. Все они рассыпаются при малейшем соприкосновении с фактами. "Корки от апельсинов" обнаружили будто бы на помойке многоквартирного дома, где якобы жительствовал Жданов (это "факт" - из финского фильма "Жданов - протеже Сталина").

Но вы же знаете, Жданов жил в Ленинграде в огороженном глухим забором - вместе с "помойкой" - особняке, в блокаду свои пять-шесть, как у всех, часов сна проводил в маленькой комнате отдыха за кабинетом, крайне редко - во флигеле во дворе Смольного.

И "блины" ему личный шофёр (ещё один "факт" из печати, из "Огонька") не мог возить: во флигеле жил и личный ждановский повар, "принятый" им ещё от С.М. Кирова, "дядя Коля" Щенников.

Писали про "персики", доставлявшиеся Жданову "из партизанского края", но не уточнив: был ли зимой 1941-1942 года урожай на эти самые "персики" в псковско-новгородских лесах и куда смотрела головой отвечавшая за жизнь секретаря ЦК охрана, допуская к его столу сомнительного происхождения продукты...»

Оператор располагавшегося во время войны в Смольном центрального узла связи Михаил Нейштадт вспоминал:«Честно скажу, никаких банкетов я не видел. Один раз при мне, как и при других связистах, верхушка отмечала 7 ноября всю ночь напролет. Были там и главком артиллерии Воронов, и расстрелянный впоследствии секретарь горкома Кузнецов.

К ним в комнату мимо нас носили тарелки с бутербродами, Солдат никто не угощал, да мы и не были в обиде... Но каких-то там излишеств не помню.

Жданов, когда приходил, первым делом сверял расход продуктов. Учет был строжайший. Поэтому все эти разговоры о "праздниках живота" больше домыслы, нежели правда...

Жданов был первым секретарем обкома и горкома партии осуществлявшим все политическое руководство. Я запомнил его как человека, достаточно щепетильного во всем, что касалось материальных вопросов».

Даниил Натанович Альшиц (Аль), коренной петербуржец, доктор исторических наук, выпускник, а затем профессор истфака ЛГУ, рядовой ленинградского народного ополчения в 1941 году, пишет в недавно вышедшей книге: «...По меньшей мере смешно звучат постоянно повторяемые упреки в адрес руководителей обороны Ленинграда: ленинградцы-де голодали, а то и умирали от голода, а начальники в Смольном ели досыта, "обжирались". Упражнения в создании сенсационных "разоблачений" на эту тему доходят порой до полного абсурда.

Так, например, утверждают, что Жданов объедался сдобными булочками. Не могло такого быть. У Жданова был диабет и никаких сдобных булочек он не поедал...

Мне приходилось читать и такое бредовое утверждение - будто в голодную зиму в Смольном расстреляли шесть поваров за то, что подали начальству холодные булочки. Бездарность этой выдумки достаточно очевидна.

Во-первых, повара не подают булочек. Во-вторых, почему в том, что булочки успели остыть, виноваты целых шесть поваров?

Все это явно бред воспаленного соответствующей тенденцией воображения».

Как вспоминала одна из двух дежурных официанток Военного совета Ленинградского фронта Анна Страхова, во второй декаде ноября 1941 года Жданов вызвал её и установил жёстко фиксированную урезанную норму расхода продуктов для всех членов военсовета Ленинградского фронта (командующему М.С. Хозину, себе, А.А. Кузнецову, Т.Ф. Штыкову, Н.В. Соловьёву).

Участник боёв на Невском пятачке командир 86-й стрелковой дивизии (бывшей 4-й Ленинградской дивизия народного ополчения) полковник Андрей Матвеевич Андреев, упоминает в мемуарах как осенью 1941 г., после совещания в Смольном, видел в руках Жданова небольшой черный кисет с тесемкой, в котором член Политбюро и Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) носил полагавшейся ему пайковый хлеб - хлебная пайка выдавалась руководству несколько раз в неделю на два-три дня вперёд.

Конечно, это не были 125 грамм, полагавшихся иждивенцу в самый кризисный период блокадного снабжения, но, как видим, и пирожными с лаун-теннисом тут не пахнет.

Действительно, в период блокады высшее государственное и военное руководство Ленинграда снабжалось куда лучше, чем большинство городского населения, но без любимых разоблачителями «персиков» - здесь господа разоблачители явно экстраполируют на то время собственные нравы...

Предъявлять же руководству блокадного Ленинграда претензии в лучшем снабжении - значит предъявлять такие претензии и солдатам Ленфронта, питавшимся в окопах лучше горожан, или обвинять лётчиков и подводников, что они в блокаду кормились лучше рядовых пехотинцев.

В блокадном городе всё без исключения, в том числе и эта иерархия норм снабжения, подчинили целям обороны и выживания, так как разумных альтернатив тому, чтобы устоять и не сдаться, у города просто не было...

Показательный рассказ о Жданове в военном Ленинграде оставил Гаррисон Солсбери, шеф московского бюро «Нью-Йорк таймс».

В феврале 1944 г. этот хваткий и дотошный американский журналист прибыл в только что освобожденный от блокады Ленинград. Как представитель союзника по антигитлеровской коалиции он посетил Смольный и иные городские объекты.

Свою работу о блокаде Солсбери писал уже в 60-е гг. в США, и его книгу уж точно невозможно заподозрить в советской цензуре и агитпропе.По словам американского журналиста, большую часть времени Жданов работал в своем кабинете в Смольном на третьем этаже: «Здесь он работал час за часом, день за днем. От бесконечного курева обострилась давняя болезнь, - астма, он хрипел, кашлял... Глубоко запавшие, угольно-темные глаза горели; напряжение испещрило его лицо морщинами, которые резко обострились, когда он работал ночи напролет. Он редко выходил за пределы Смольного, даже погулять поблизости...В Смольном была кухня и столовая, но почти всегда Жданов ел только в своем кабинете. Ему приносили еду на подносе, он торопливо ее проглатывал, не отрываясь от работы, или изредка часа в три утра ел по обыкновению вместе с одним-двумя главными своими помощниками...

Напряжение зачастую сказывались на Жданове и других руководителях. Эти люди, и гражданские и военные, обычно работали по 18, 20 и 22 часа в сутки, спать большинству из них удавалось урывками, положив голову на стол или наскоро вздремнув в кабинете.

Питались они несколько лучше остального населения. Жданов и его сподвижники, также как и фронтовые командиры, получали военный паек: 400, не более, граммов хлеба, миску мясного или рыбного супа и по возможности немного каши. К чаю давали один-два куска сахара. ...

Никто из высших военных или партийных руководителей не стал жертвой дистрофии. Но их физические силы были истощены. Нервы расшатаны, большинство из них страдали хроническими заболеваниями сердца или сосудистой системы.

У Жданова вскоре, как и у других, проявились признаки усталости, изнеможения, нервного истощения».Действительно, за три года блокады Жданов, не прекращая изнурительной работы, перенёс «на ногах» два инфаркта.

Его одутловатое лицо больного человека через десятилетия даст повод сытым разоблачителям, не вставая с тёплых диванов, шутить и лгать о чревоугодии руководителя Ленинграда во время блокады.

Валерий Кузнецов, сын Алексея Александровича Кузнецова, второго секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), ближайшего помощника Жданова в годы войны, в 1941 г. пятилетний мальчик, ответил на вопрос корреспондентки о питании ленинградской верхушки и столовой Смольного в период блокады:«Я обедал в той столовой и хорошо помню, как там кормили.

На первое полагались постные, жиденькие щи. На второе - гречневая или пшенная каша да еще тушенка. Но настоящим лакомством был кисель. Когда же мы с папой выезжали на фронт, то нам выделяли армейский паек. Он почти не отличался от рациона в Смольном. Та же тушенка, та же каша.

- Писали, что в то время, как горожане голодали, из квартиры Кузнецовых на Кронверкской улице пахло пирожками, а Жданову на самолете доставлялись фрукты...- Как мы питались, я уже вам рассказал. А на Кронверкскую улицу за все время блокады мы приезжали с папой всего-то пару раз. Чтобы взять деревянные детские игрушки, ими растопить печку и хоть как-то согреться, и забрать детские вещи.

А насчет пирожков... Наверное, достаточно будет сказать, что у меня, как и у прочих жителей города, была зафиксирована дистрофия.

Жданов... Понимаете, меня папа часто брал с собой в дом Жданова, на Каменный остров.

И если бы у него были фрукты или конфетки, он бы наверняка уж меня угостил. Но такого я не припомню».

Алексей Волынец


Источник: Блокада. Как питался Жданов в блокадном Ленинграде
Опубликовал:
Теги: Отдых история королева война переход

Комментарии (28)

Сортировка: Рейтинг | Дата
александр захаров
Некоторым придуркам лишь бы очернить прошлое!!! Может в надежде получить кусочек с барского стола? Очень жаль что угробили Великую Державу-СССР!!! Теперь пожинаем плоды Предательства наших правителей!!!
Валерий Зенков 
Теперь наблюдаем уже четверть века,предательство наших правителей!
Альберт Шараев
всякое дерьмо любит очернять руководителей СССР
Анатолий Курбатов
Легковерен наш народ! Каюсь, и я возмущался апельсинами, доставлявшимися Жданову личным самолетом. А всего-то стоило бы дать себе труд немного поанализировать. Если сам Сталин никогда не позволял себе излишеств, стал бы он прощать подобные излишества своим подчиненным!
Валерий Гузенко 
Парханидзе про пирожные тоже смаковал ! И о том кааак плохо жилось пархатым при Союзе !
Valerij Grig
Прочитав эту очередную, заказную статейку продажных журналюг, )
просто "диву даёшься", сколько же "сделал" Жданов для )
"неблагодарных" ленинградцев, которые, не оценив его )
"заботы и треволнения", продолжали умирать от голода сотнями тысяч!)
До сих пор точное колличество погибших в осаждённом Ленинграде)
остаётся тайной за семью печатями: по разным данным от 200-300 тысяч)
до гораздо больших цифр!!! Почему же это так? Ведь они не погибли )
на поле битвы, разорванные в клочья разрывами снарядов и бомб так, )
что их останки невозможно опознать; не утонули при переправах рек )
или при форсировании болот;)
не сожжены в лагерях уничтожения и не угнаны даже в Германию, )
где исчезли бесследно!!!)
Нет, - они умерли и похоронены в Ленинграде, ужасно истощённые, )
замороженные и иссохшиеся, но от этого колличество оценки этих )
потерь не могло быть в таких непонятных цифрах расхождения в )
сотни и сотни тысяч! Сейчас мы уже точно знаем сколько погибло )
в лагерях уничтожения: Освенциме, Аушвицене, Майданеке, Хелмно, )
Белжец, Собибор и Треблинка. Так почему же нельзя точно определить)
и сказать сколько погибло людей, оставленных заложниками в Ленинграде? )
Почему???)
Что же касаемо первого секретаря Ленинградского обкома ВКПб )
Андрея Александровича Жданова, то после этой статьи его впору )
причислятъ к лику святых: канонизироватъ, писать с его портретов )
иконы и выставлять в соборах православных, особенно в )
санкт-петерсбургских.)
А старушки-блокадницы, оставшиеся ещё в живых, будут ползать на )
коленях и лобызать его святой лик...??? Был один святой с оружием, - )
святой Мартин с мечём, теперь будет ещё один с"святой" - )
Жданов с автоматом, лежавшем на подоконнике по словам военкорра: )
"В его кабинете на подоконнике лежал автомат. Жданов показал на него: )
"Если не будет рук, которые смогут крепко держать этот совершенный )
автомат, он бесполезен..." - сколъко же пафоса в этих словах, я - аж плачу!)))
Хотелось бы услышать, что думают обо всём этом оставшиеся в живых )
блокадники, или их дети и внуки, которые слышали их воспоминания )
о блокаде и о Ждановской заботе?)
Жду комментариев от них и от тех, кто разделяет мою точку зрения.
Aleksandr sheliakin
Valerij Grig..
Один вопрос, что Жданов ,должен быть или подлец или умереть от голода? Других вариантов для него нет?
Мне показалось, что не только он один выжил в блокаду, нет?
Нагадить можно хоть куда
Кто в унитаз, под дверь соседу
Где унитаз...смоет вода
А что сосед? Пойдет по следу?))
Александр Кузнецов 
Откуда столько скобок? Бухаешь, что ли? Или под кайфом? Завязывай, полярная лиса придёт и укусит за бочок!
Valerij Grig
Aleksandr sheliakin, выживать можно было в Ленинграде/
по разному: кто-то - чудом выживал с куском хлеба,/
а можно было так, как "выживал" Жданов./
Интересно, кто-нибудь из выживших блокадников/
или, кто-то из родственников погибших в Ленинграде,/
согласится с Вами? Любопытно было бы услышать/
именно их мнение. Отзовитесь, ленинградцы!!!
Aleksandr sheliakin
Valerij Grig забыли только написать так..Отзовитесь, ленинградцы!!! кто с Ждановым жрал и пил, пока все остальные голодали...А то как узнать то..) да, удивили вы меня своей...как бы помягче. ну в общем удивили.)
Георгий Ситнянский
Есть свидетельство ленинградского руководящего работника. Жданов, надо отдать ему должное, работал весьма интенсивно и, чтобы не отвлекаться на еду, давал руководящие указания прямо за завтраком. Так вот, завтракал он с чёрной икрой и апельсинами. Но к столу не приглашал.
Александр Кузнецов 
Брехня! Кто такой этот работник? Когда свидетельствовал? Почему чёрную икру с апельсинами? Жорик. ебаная жизнь, ты попробуй сожрать эту смесь! Горе с тобой!!!
Георгий Ситнянский
Разумеется, не чёрную икру с апельсинами, а в том числе и чёрную икру (вряд ли её одну, много не съешь) на основной завтрак и апельсины на десерт.
Александр Кузнецов 
Жора, ты в курсе, что у Жданова был диабет?! Так вот: и апельсины. и икорка- это путь к диабетической коме! Бля. я уже представляю. что Жданову похеру этот диабет!!! Столько простой русской еды. включая гречку с мясом, которую любили и Суворов, который Александр Васильевич, и Сталин. Ты попробуй есть каждый день икру с апельсинами...Долго не протянешь, а если насильно - сдохнешь через пару месяцев!!!
Георгий Ситнянский
Икры, повторяю много не съешь. Впрочем, гречку с мясом он вроде действительно любил. И зачем каждый день апельсины? Ему и персики привозили, и клубнику...
Александр Кузнецов 
Георгий, не дай бог узнать тебе, что такое диабет! И клубнику поел бы. и персики...Ни мучного, ни сладкого...Просто почитай, что нужно есть и что вызывает диабетическую кому.
Aleksandr sheliakin
Вот нарвался на переписку)) Жора, а почему не красную? Мол градус ненависти повысить, черна я то она дороже..Не смеешься?))
Ты видно перепутал с фильмом "Белое солнце пустыни"..Там Луспекаев якобы ел))
Так вспомни его слова...Мне бы хлеба ...
Эх, Жора, Жора, никакой ты не орел...Тот сверху смотрит, а ты как-то все через зад пытаешься заглянуть..)
Александр Кузнецов 
В то время как раз чёрная не была дефицитом! Ей в рецептах на Волге уху осветляли...Пол стакана икры на кастрюлю. Это после войны она стала в дефиците, много погибло рыбы в азовском море и на Каспии с Волгой. Но восстановили уже к 1951- 52 годам...Просто в рыбнадзор пришли фронтовики- матросы, для которых браконьер был хуже немца или итальянца с румыном...Те пытались отстреливаться, но крупнокалиберные пулемёты уничтожали опасность вместе с лодками...Долго не могли арестовать никого...Потом и браконьеры практически исчезли, рыбам и так вроде корма хватало!
Василий Алексеевич
Ну и сволочь ты, Ситнянский! Ты на себя посмотри, обормот либеральный. Думал, что ты постесняешься пакостить на эту тему, но ты и здесь проявился.Сколько же вас развелось таких Ситнянских? Жаль, что я не видел этот твой пасаж. А то нашел бы крепкие слова. Жаль!
Aleksandr sheliakin
Александр Кузнецов ..да я не против того что икра тогда была не дефицитом, но эти господа, они то судят по нынешнему времени.Поэтому и глупеют на глазах, для них икра черная, как красная тряпка для быка...)
Александр Кузнецов 
Александр, я Вас прекрасно понял. Я это написал именно потому, что в то время это не было бы проявлением некоторого шика. Как говорится- там это даже собаки не ели...Тем более с апельсинами? А почему на завтрак не ананасы с киви? Тем более тем коммунистам не нужна была роскошь, им было интересно именно дело. И разговоры во время застолья пошли от Сталина. И все соратники перенимали этот стиль...А значит не мог Жданов с кем то что то решать и при этом хавчик метать в одну хлеборезку...Могли реально на место поставить соратники, они все быи в то время очень близки и без чинопоклонства...И еда была реально для диабетика умеренная, каши и варёное мясо...
Aleksandr sheliakin
Блокада- 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 год

.......................................................
В какой-то вечности зимы
Средь холода и мертвых тел
И беспросветности войны
Где сытости-сто грамм-предел
Не дни ,а метры, чтобы жить
И впалые глаза детей
И мысль одна лишь победить
Средь бесконечности ночей

БЛОКАДА....1000 страшных дней
БЛОКАДА....1000000 смертей
БЛОКАДА....1000000 судЕб
Блокада....кровью пахнет хлеб

Вот женщина идёт неловко
Под тяжестью душевных сил
На санках,уронив головку
Спит в вечности трехлетний сын
За что? Нам не найти ответа
В чём смысл тягости и бед
Мечта....Дожить бы до рассвета
Ещё раз,но увидеть свет

ВАМ ,кто держался до победы
ВАМ ,кто страдал и выживал
Кто город свой,любя,не прЕдал
Кто через раз,чтоб жить...дышал
.........
Valerij Grig
Бедный, бедный Жданов, как же он намучался /
в блокадном Ленинграде со своим рационом. /
Не думаю, что даже гречку с мясом очень/
многие имели в блокаду. Также - и не думаю, что /
он талько на них и жил. Он ни в чём себе не отказывал.) /
Ну конечно, он же "МОЗГ"!!!/
Без него пришёл бы конец Ленинграду.))/
Сразу же вспомнились свиньи из "Скотского хутора" /
писателя Оруэлла Джорджа, которые тоже были/
"ВЫНУЖДЕНЫ" есть самые лучшие продукты хутора -/
яблоки и молоко, только потому, что они тоже были /
"МОЗГОМ" осаждённой людьми фермы.)))
Почитайте, кто не знаком. Любопытная вещица.
Георгий Ситнянский
"Ну и сволочь ты, Ситнянский! Ты на себя посмотри, обормот либеральный. Думал, что ты постесняешься пакостить на эту тему, но ты и здесь проявился... Жаль, что я не видел этот твой пасаж. А то нашел бы крепкие слова. Жаль!"
Крепкие слова - это единственное, что ты успешно находишь. А вот с аргументами, мягко говоря, туговато.
Егор Потапов 
Я напишу здесь рассказ "ИСПОВЕДЬ" о том, как я в 1967 году случайно попав в больницу, в городе Новомосковске Тульской области, где я лежал в одной палате с бывшим защитником Ленинграда, который, вдруг, сказал, что он скоро умрет, что у него никого из родственников нет, поэтому он хочет нам рассказать историю своей жизни.
ИСПОВЕДЬ


Сразу хочу сказать, что рассказ, это скорее тяжелый долг, который я получил в наследство от «его Величества – Случая».
А все началось с поэзии, вернее со странного желания выразить себя как-то необычно. После окончания авиационного института в 1965 году, я по распределению работал на авиазаводе и иногда сочинял плохие стихи, и в основном для девиц. Может на этом бы и кончилась моя поэзия, но библиотекарь, стала уговаривать меня учиться писать по-настоящему, и дала адрес ЛИТО при газете «Московский комсомолец». На занятиях, которыми руководил поэт А. Аронов, присутствовало человек 40 – 50. В помещении, где проводили занятия, почти все курили, а я был некурящий. Вы представляете, как меня коптили и травили за два часа, два раза в месяц. И хотя я немного занимался спортом, все равно, на четвертом или пятом занятии, потерял сознание по причине сердечного приступа. Вызвали «скорую помощь» и положили меня в больницу, в которой я провалялся две недели с диагнозом «предынфарктное состояние». Когда меня выписали, то рекомендовали еще дней двадцать отдохнуть дома.
Был месяц март, и я поехал к родителям в Тульскую обл. По приезде туда я узнал, что на самолете в Харькове разбился мой однокашник по институту и сосед по улице, и его тело в цинковом гробу привезли домой хоронить. Разумеется, его родители попросили меня участвовать в похоронах. Так как гроб был цинковый, несли его на плечах только шестеро, а улица очень длинная, то я, (то ли от переживания, то ли от тяжести), метров через триста упал. И меня опять, на «скорой» отвезли в местную больницу и положили в реанимацию. Там нас оказалось двое – я и седой старик, чем-то напоминающего иконного Николая Угодника. Сильно болело сердце, а в таком состоянии не до изучения окружающей обстановки, однако я понял: по его словам, что он скоро умрет. Мне сделали какой-то укол, боль утихла, и я заснул. Ночью сосед захрипел, и позвали врачей. У меня тоже резко обострилась боль, и я догадался, что сосед умирает и опять потерял сознание. Однако, каким-то другим состоянием, я чувствовал все, что происходит вокруг.
Мне, как бы снился сон, который я приведу здесь в стихах:

По жизни бывают ведь драмы –
причины не важны, но – факт –
по данным кардиограммы,
признали диагноз – инфаркт.
В палате тяжелых – нас двое,
другой, как с иконы, старик,
«Рублёвской» тряся бородою,
сказал мне, что к смерти привык.
А ночью, сосед задыхался,
хрипел, суетились врачи,
метались шприцы и халаты,
а сестры роняли ключи.
Потом главный врач матернулся,
и сдернул колпак рядовой –
чуть-чуть постоял, отвернулся
и деда накрыл с головой.
Все юркнули вон из палаты,
а мне хоть кричи – «караул»,
и я, вдруг, от боли заплакал,
и плача, внезапно заснул.
А грудь, как от раны, болела,
нет воздуха – в гору подъем,
вдруг, кто-то «безликий» и белый,
как Рок, приказал мне – «Пойдём».
Я встал и пошел за «безликим»,
не тело, а только Душа,
и боль улетучилась бликом,
и стало не нужно дышать.
Не спорил, не удивлялся,
как будто повестка на фронт –
не двигался, а округлялся,
и таял за мной горизонт.
И, вдруг, высоко пред ведомым,
повис, как на тучах, балкон –
там Старец, до боли знакомый –
«безликий» отвесил поклон.
Как облако белый, взгляд строгий,
и только запястье поднял –
исчез мой «безликий», я вздрогнул,
как вынырнул, и задышал.
Проснулся – покойника «нету»,
играли по радио гимн,
мне ж слышалось – «многое лето»…
Меня положили к другим.

Вот, после этого и начинается тот самый долг, во имя которого я и пишу этот рассказ.
В палате нас было четверо – все сердечники, все пожилые, кроме меня. Напротив, около окна старик, но речь в дальнейшем о нем не пойдет. Правее его, тоже около окна высокий, худой и седой мужик с серым морщинистым лицом и с отекшими, напоминающими столбы, ногами. Справа от меня, ближе к двери, мужик лет шестьдесят с бородкой, похожий на дьячка.
Далее я буду описывать только те отрывки своих воспоминаний, которые могли остаться у человека, пережившего инфаркт, еще чувствующего его боль и внутренне сосредоточенном только на собственных болячках.
На второй день мужик у окна справа встал с кровати и, обратившись ко всем, сказал приблизительно следующее:
«Меня зовут Константин. Я чувствую, что скоро умру, родных у меня нет, поэтому мне, кроме вас, некому рассказать о себе».
По его словам, он с 1923 года и был призван в армию в 1941году прямо из 10 класса. Деревню, около Ленинграда, где у него были родные, немцы сожгли. При обороне Ленинграда их часть защищала Пулковские высоты. Днем отбивали атаки, а по ночам, так как он был молодой и крепкий, (все связные были убиты) он превращался в связного, и командир направлял его с донесениями в штаб, в г. Ленинград. Все пространство, которое приходилось преодолевать, простреливалось немцами. И только благодаря его физическим данным (по его словам: «метался, как заяц из воронки в воронку») он ухитрялся каждый раз миновать невредимым зону обстрела. Так продолжалось месяца два, и командир за это его уважал. Однажды, с разрешения командира, его вызвал к себе незнакомый майор и предложил вместе с донесением в штаб, отнести по отдельному адресу секретный пакет, обещав, что за это его отблагодарят.
Сунув пакет в вещмешок, Константин проделал уже знакомый путь до штаба, а затем и добрался до указанного адреса в осажденном, ночном Ленинграде. Открыла ему дверь красивая молодая женщина в халате. Квартира была огромной, множество картин и богатых украшений, окна были затемнены, но горел яркий свет. Такой роскоши он не видел никогда. Отдав женщине пакет, который передал майор, (за что она его накормила) он вернулся обратно в часть и доложил, что задание выполнено. На другой день опять такое же задание. У него зародилось подозрение, (а был он комсомольцем) и он решил что-то предпринять. В одну из ночей, выполняю свою работу, он почувствовал, что пуля попала в вещмешок. Он его снял и обнаружил, что узел разорван и оттуда пахнет копченой колбасой и капает сгущенка. Тогда он вместо положенного адреса сообщил о грузе в службу безопасности (что-то типа КГБ). Там его уверили, что разберутся, просили больше никому об этом не говорить, отнести груз по адресу и объяснить женщине, что в вещмешок попала пуля и что он не виноват. Он так и сделал. Женщина забрала продукты, а он вернулся в часть и никому ничего не говорил. Несколько дней его не посылали, потом снова дали пакет и отправили в штаб. Как только он побежал из укрытия по открытому пространству, он услышал сзади из наших окопов выстрел и сразу бросился в воронку, сдернул автомат и взвел затвор. Немного погодя над воронкой показался майор с наганом (наверное, хотел добить). Константин всадил в него очередь, вернулся в часть и доложил командиру. Его арестовали и стали судить за случайное убийство офицера, предупредив, что если он где-нибудь заикнется о продуктах, его расстреляют, как дезертира, а так он получит десять лет лагерей. Так оно и случилось.
Далее он рассказал, как его и других заключенных везли в товарном вагоне куда-то далеко на север. Была зима, вагон не топили, заключенных не кормили, мертвых выбрасывали по пути в снег, были случаи людоедства. Затем он рассказывал о жизни в лагере, где-то на Севере, место я не запомнил. Все будущие рассказы Солженицына и Шаламова показались бы цветочками по сравнению с его признаниями. Как говорил Константин, что он выжил только по тому, что никогда не питался отбросами, (что не ели собаки) с помоек, что он обычно после робот стирал блатным их робы, за что они давали ему какой-то еды. Работали они на лесоповале, так как в лесу заключенных ни чем не кормили, то там блатные убивали кого-нибудь из политических и делали из них шашлыки. Выбирали кто потолще, но это обыкновенно были опухшие то голода люди. Это был настоящий лагерь смерти, выжить можно было, только если тебя переводили в другой лагерь, а здесь была стопроцентная смерть. Переводили в другой лагерь только травмированных на работе (задавленных бревнами или с тяжелыми травмами от топоров и пил). Один зека топором на работе разрубил себе ступню, к нему подошел охранник и, улыбаясь, застрелил его. Переводили в другие лагеря также и заключенных предпринявших попытку побега. Двое блатных уговорили Константина бежать. Вообще-то убежать было невозможно, так как на сотни километров не было никакого жилья, убегали, зная, что поймают и если не убьют, то переведут в другой лагерь, а это хоть какая-то надежда остаться в живых. Константин понял, что он отправлен в этот лагерь, где непременно заключенный погибнет от голода, блатных или болезней, чтобы никто не узнал тайну голодающего Ленинграда (Ведь есть информация, что Жданова, в то время, когда сотни тысяч ленинградцев гибли от голода, лечили от ожирения).
Одним словом, Константин согласился на побег с двумя блатными, хотя знал, что именно его берут, чтобы убить в пути и съесть, как барана. Такая была практика побега. Кто-то бежал, как мясо, надеясь, что это случится с другим. Они побежали во время работы в лесу, когда караул был чем-то отвлечен. Их хватились быстро, наверное, были стукачи, но убежать они сумели далеко, так как я уже говорил, что Константин был еще молодым и хорошо бегал. Первых догнали блатных и их затравили собаками. Константин залез от собак на какое-то дерево, а караульные, видно уже насмотревшись на двух, загрызенных собаками заключенных, не стали убивать Константина, (за поимку ЗК им полагалась какая-то награда) а избив, снова отвели в лагерь. Так Константин отсидел в лагере 10 лет до 1953 г., т.е. года смерти Сталина. Но как он рассказывает, спасло его не конец срока, а расформирование лагеря. Так как лагерь считался лагерем смерти, то просто так его расформировать было сложно, и как, говорит Константин, их спасли люди Берия. Во время работы заключенных в лесу на лесоповале в общую массу заключенных, проникла одетая, как ЗК, спец. группа вооруженных людей. Вместе со всеми заключенными они вечером в темноте проникли в лагерь, пробыли с заключенными всю ночь, а утром, на построении перед разводом на работу, достали оружие и расстреляли все руководство лагеря. Остальным предъявили свои документы от высшего руководства и объявили, что лагерь будет расформирован.
Далее его судьбу плохо помню. Так как он отсидел положенный срок, то был освобожден, получил разрешение жить в провинции, но, наверное, все-таки предупрежден, что за разглашение причин заключения его снова посадят или убьют.
Вот именно поэтому, Константин, почувствовав, что скоро умрет, и рассказал абсолютно незнакомым людям, страшную историю своих мучений.
В больнице я пролежал десять дней, а Константин умер через три дня. Но это еще как бы ни полный рассказ, так как после покаяний Константина, вдруг, решил рассказать свою историю и мой сосед справа, похожий на дьячка мужичёк.
Оказывается, он тоже был в лагерях, только немецких, но не долго, так как их освободили наступающие союзники.
В начале войны, он вместе с другими окруженными частями попал в плен к немцам. Там, по его словам, их распределили между фермерами, как рабочую силу, для выполнения различных работ по хозяйству. За это их кормили. Жили они в каморках, но без охраны. Кормили регулярно с немецкой точностью. Так продолжалось до тех пор, пока многие немецкие рабочие ушли на фронт и там погибли. Для работ на заводах и в мастерских стали брать пленных, и нашего пленного определили работать в мастерской по ремонту автотехники.
Русские и союзники наступали, их уже бомбили и обстреливали из тяжелых орудий, но, как он говорит, несмотря на то, что немцам самим нечего было жрать, их регулярно, хоть брюквой, но кормили и не охраняли. Он, как истинно русский мужик, решил подзаработать на еду, и в мастерской, в какой-то легковой машине немецкого офицера, вырезал кожаные сидения и сшил из них тапочки, чтобы продать на базаре. Немцы это обнаружили и за этот проступок направили в концентрационный лагерь, откуда его, через две недели, освободили наступающие союзники. Дальше его судьбу я не помню, возможно, он ее и не рассказывал.
Как я уже говорил, через три дня, после смерти Константина, меня опять перевели в другую палату, откуда выписали через неделю, долечиваться дома.
Кажется, в этой истории ничего интересного нет, но для себя я сделал некоторые выводы.
Во-первых, в своих повседневных молитвах в поминальной части, кроме своих родителей и близких родственников, я всегда желаю «Царствия Небесного» и «Константину воину».
Во-вторых, я понял, почему так мало пишут о подробностях войны её участники. На войне были другие заботы, и некогда было что-то запоминать, поэтому и я (с инфарктом) не смог запомнить подробности мучений Константина в лагере. А Военная Цензура не допускала таких подробностей в письмах, и были категорически запрещены дневниковые записи.
В-третьих, я по другому переосмыслил личность «ужасного» человека Лаврентия Берия, что подтверждается в последних опубликованных статьях.
И последнее, этот рассказ первоначально получил название «ПРЕДСМЕРТНЫЙ РАССКАЗ». Я его уже почти написал в «Worde», но в последний момент забыл «сохранить» и он у меня пропал. Пришлось переписывать заново, но уже с другим названием – «ИСПОВЕДЬ», так как первоначальное название ко многому обязывало Судьбу. «Как корабль назовешь, так он и поплывет».
Вечная память и слава нашим солдата, отдавшим жизни за свою Родину.
Александр Кузнецов 
10 лет лагерей на фронте? Вы думаете, что пишете? У майора наган? Жданова лечили от ожирения?
Господи - если Бог не дал- никто не отберёт!!!
Valerij Grig
Если Жданов был таким великим героем /
и столько сделал для Ленинграда и ленинградцев./
Почти что спас город-герой, который бы и не/
стал таковым без него, то почему город Жданов/
снова переименовали в Мариуполь?/
Это такой неблагодарный народ у нас в России,/
неспособный оценить сделанное для него?/
Почему же выжившие блокадники не встали/
горой за своего благодетеля, Жданова, когда/
решено было вернуть городу старое, дореволюционное/
название?
Василий Алексеевич
Надеюсь, не дождешься поддержки. Ты бы подумал своей пустой башкой, прежде чем писать такое. Да, паек в армии у и руководителей был выше, но они на себя несли всю ответственность за оборону, снабжение, вывоз детей из Ленинграда. Был паек, а не "обжираловка"! Представители либерального гадюшника не имеет совести. Да и понятие Родина для них что-то чужое. Судят по себе. Вас бы гадов на ленинградский паек посадить. Не выпендривались бы словесно. А то льется словно дерьмо по всем темам, касающимся горьких воспоминаний с одной стороны, и радостных - с другой. И считают, что правы. Но душонки подлые!!!
Написать комментарий:
Напишите ответ :
Что помогло выжить в блокадном Ленинграде?
Что помогло выжить в блокадном Ленинграде?
42
Мужской журнал 08:01 03 фев 2020
Блокада. Связь времен.
Блокада. Связь времен.
5
Авто-Тема 01:18 21 янв 2019
Из чего строить межкомнатные перегородки? Из чего строить межкомнатные перегородки?
"Кабель жизни" для блокадного Ленинграда
"Кабель жизни" для блокадного Ленинграда
7
Мужской журнал 09:02 01 сен 2018
Питерцы против парада в честь снятия блокады Ленинграда: они не обалдели?
Питерцы против парада в честь снятия блокады Ленинграда: они не обалдели?
21
Ваши новости 17:01 24 ноя 2018
Статья Чижовой о блокаде Ленинграда – торжество безответственности
Статья Чижовой о блокаде Ленинграда – торжество безответственности
7
Ваши новости 09:01 16 май 2019
«Блокадница» Бузова
«Блокадница» Бузова
10
Ваши новости 08:01 14 авг 2019
Стариков о статье про Сталина и "ненавистный" ему Ленинград
Стариков о статье про Сталина и "ненавистный" ему Ленинград
5
Ваши новости 19:00 13 май 2019
Чем питались наши предки?
Чем питались наши предки?
2
Мужской журнал 05:01 06 авг 2018
Как Мариуполь может вернуться в ДНР без единого выстрела.
Как Мариуполь может вернуться в ДНР без единого выстрела.
1
Ваши новости 06:01 17 июл 2018
Донецкая народная республика прорвала блокаду Киева
Донецкая народная республика прорвала блокаду Киева
4
Ваши новости 00:01 20 фев 2018
Переживший блокаду ветеран обратился к покупателям гречки и туалетной бумаги
Переживший блокаду ветеран обратился к покупателям гречки и туалетной бумаги
1
Ваши новости 17:01 22 мар 2020
СССР. Очереди за «сладкой жизнью»
СССР. Очереди за «сладкой жизнью»
1
Ваши новости 15:31 Сегодня

Выберете причину обращения:

Выберите действие

Укажите ваш емейл:

Укажите емейл

Такого емейла у нас нет.

Проверьте ваш емейл:

Укажите емейл

Почему-то мы не можем найти ваши данные. Напишите, пожалуйста, в специальный раздел обратной связи: Не смогли найти емейл. Наш менеджер разберется в сложившейся ситуации.

Ваши данные удалены

Просим прощения за доставленные неудобства