Новости, политика, экономика, общество

Антиутопии становятся явью?

На поверку «инклюзивный капитализм» оказывается «капитализмом слежки»

Валентин Катасонов

Читая книгу Клауса Шваба «COVID-19: Великая перезагрузка», я почему-то вспоминал трагическое событие, которое произошло с первыми людьми в раю. Дьявол в образе змия искусил Еву и Адама сладкими словами «будете как боги», они вкусили запретный плод и были изгнаны из рая. А вот президент Всемирного экономического форума (ВЭФ) профессор Клаус Шваб обещает человечеству возвращение в рай, который он назвал «инклюзивным капитализмом». На этот раз дьявол решил выступить в образе сладкоголосого профессора. Но если человечество повторит ошибку первых людей, то с этой грешной земли оно может переместиться в ад, вернее, электронный концлагерь.

Возможность подобного развития событий предчувствовали многие талантливые и прозорливые люди. Например, писатели, работавшие в жанре антиутопии. Такие, как Герберт Уэллс (роман «Машина времени», 1895 г.), Евгений Замятин (роман «Мы», 1920 г.), Олдос Хаксли (роман «Дивный новый мир», 1932 г.), Карел Чапек (роман «Война с саламандрами», 1936 г.), Джордж Оруэлл (повесть «Скотный двор», 1945 г.; роман «1984», 1948 г.), Рэй Брэдбери (роман «451 градус по Фаренгейту», 1953 г.) и др.

Видно, что профессор Клаус Шваб – человек начитанный. Уверен, что со многими литературными произведениями в жанре антиутопии он знаком. Кроме того, он не может не подозревать, что, по крайней мере часть читателей его книги, с недоверием отнесется к обетованиям «дивного нового мира», к которому, якобы, человечество придет через «Великую перезагрузку».

 

И как бы упреждая сомнения и подозрения читателя, Шваб прямо говорит ему: предлагаемое мною будущее не имеет ничего общего с антиутопиями. Но, по сути, получается наоборот: антиутопии становятся явью.

 

Один из разделов книги так и называется «Риск антиутопии» (The risk of dystopia). Хотя он в этом разделе не упоминает роман Джорджа Оруэлла «1984», однако в рассуждениях профессора он подразумевается. Более конкретно: подразумевается главный загадочный герой романа по имени «Большой Брат» (Big Brother) – единоличный лидер государства Океания и партии «Ангсоц». В Лондоне – столице Океании, где происходят все основные события романа, развешаны плакаты с портретом и сопровождающей надписью: «Большой Брат смотрит на тебя» (другой вариант: «Большой Брат следит за тобой»). Большого Брата живьем никто не видел. Зато он как всеведущий бог видит и слышит всех. Для этого в Лондоне и за его пределами у Большого Брата имеются многочисленные «глаза» и «уши». В жилых помещениях и офисах развешаны телекраны, которые вещают круглосуточно, поддерживая нужный дух и политическую сознательность членов партии. Но, оказывается, телеэкраны не только вещают и показывают. Они одновременно следят за человеком. Выражаясь современным языком, работают в режиме видеокамеры. Такие же закамуфлированные видеокамеры развешаны по городу. Герои романа Уинстон Смит и его возлюбленная девушка Джулия, выехав тайком за пределы Лондона для свидания, встречаются в лесу. Но и там они разговаривают шепотом, поскольку опасаются, что по лесу развешаны микрофоны. Можно только удивляться, как мог такое предвидеть Джордж Оруэлл 73 года назад, когда писал свой роман.

Помимо технических средств у Большого Брата есть еще уши и глаза в виде людей. В принципе каждый сознательный член партии должен доносить на других людей, которые нарушают установленные Большим Братом правила жизни. И не только члены партии. Дети, как мы видим по роману, доносят на своих родителей, муж на жену и наоборот.

 

Клаус Шваб пишет о тех достижениях науки и техники XXI века, которые превзошли фантазию Джорджа Оруэлла: «Теперь, когда информационные и коммуникационные технологии пронизывают почти все аспекты нашей жизни и формы социального участия, любой цифровой опыт, который мы имеем, можно превратить в «продукт», предназначенный для мониторинга и прогнозирования нашего поведения. Из этого наблюдения рождается мысль о возможности риска превращения антиутопии в реальность».

 

В упомянутом разделе Клаус Шваб предпочитает ссылаться не на классиков литературной антиутопии, а на современников, представляющих разные отрасли знания. Первая из них – Шошана Зубофф (Shoshana Zuboff). Судя по всему, она потомок выходцев из России. Наверное, правильнее было бы ее представить как Шошану Зубову. Родилась в 1951 году. Американский писатель, социальный психолог, философ, профессор Гарварда.

Второе имя – Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari). Израильский писатель-футуролог, работает в жанре нон-фикшн. Его перу принадлежат бестселлеры «Sapiens. Краткая история человечества» и «Homo Deus. Краткая история будущего». Их совокупный тираж – свыше 30 млн экземпляров (на самых разных языках). К прогнозам израильского гуру (хотя ему еще лишь 43 года) прислушиваются топ-менеджеры и аналитики Силиконовой долины.

Третий – Евгений Морозов (Evgeny Morozov) – обозреватель британского издания Guardian, автор нескольких книг по вопросам технологий и политики.

Спасибо профессору Швабу. Благодаря его ссылкам на указанных специалистов я смог познакомиться с некоторыми их работами и существенно расширил свой кругозор. А главное, упомянутые авторы в один голос говорят о том, что развитие современных цифровых и коммуникационных технологий почти не оставляет человечеству надежды на то, что оно не окажется в том состоянии, которое описано в романах-антиутопиях. Т.е. «риск превращения антиутопии в реальность», выражаясь словами Шваба, крайне высок.

Можно даже сказать более определенно: «Великая перезагрузка» для того и задумана, чтобы Большой Брат следил за человечеством. Все они так или иначе полагают, что в 2020 году произошло резкое усиление контроля над человеком отчасти по причине, а отчасти под предлогом такого фактора, как COVID-19.

 

Что самое неприятное: даже если действие указанного фактора прекратится, контроль над человеком сохранится. А если этого контроля окажется властям недостаточно, то не исключено, что они спровоцируют еще какое-нибудь событие, которое позволит еще туже закрутить гайки контроля. Организовать какой-нибудь террористический акт наподобие 11 сентября 2001 года. Или напустить еще какой-нибудь вирус. Или, если уже ничто не поможет, начать какую-нибудь войну.

 

В общем оценки будущего, сделанные названными выше авторами, мягко говоря, проникнуты тревогой и окрашены в мрачные цвета. Это констатирует сам Шваб. Например: «Некоторые социальные комментаторы, такие как Евгений Морозов, идут еще дальше, убежденные, что пандемия предвещает темное будущее технототалитарного государственного надзора».

Клаус Шваб неоднократно ссылается на Юваля Ноя Харари. Этот писатель-футуролог подчеркивает, что научно-технические достижения в деле слежения за человеком сегодня уже далеко превзошли все те технологии, которые описаны в романах-антиутопиях Джорджа Оруэлла и других писателей. Если раньше, например, электронный браслет позволял контролировать лишь местоположение объекта контроля, то сегодня объем информации об объекте (человеке), поступающей через браслет, намного больше. Теперь, например, браслет уже позволяет измерять круглосуточно температуру и пульс человека (скоро миллионы и миллиарды людей убедят надеть такие браслеты для того, чтобы более эффективно бороться с разными пандемиями). Но и это еще не все возможности чудо-браслетов. Далее мы читаем: «Но, если вы сможете следить за тем, что происходит с моей температурой, кровяным давлением и частотой сердечных сокращений, пока я смотрю видеоклип, вы можете узнать, что заставляет меня смеяться, что заставляет меня плакать и что действительно заставляет меня сердиться. Очень важно помнить, что гнев, радость, скука и любовь – это биологические явления, такие же как жар и кашель. Та же технология, которая определяет кашель, может также определять смех. Если корпорации и правительства начнут массово собирать наши биометрические данные, они смогут узнать нас намного лучше, чем мы знаем самих себя, и тогда они смогут не только предсказывать наши чувства, но и манипулировать нашими чувствами и продавать нам все, что они хотят, будь то продукт или политик».

И далее Клаус Шваб приводит пример, взятый из статьи Харари: «Представьте себе Северную Корею в 2030 году, когда каждый гражданин должен носить биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Вождя, и браслет улавливает явные признаки гнева, вам конец». Того, что в ближайшее время может быть в арсенале средств наблюдения у «Великого Вождя»,и в помине не было у Большого Брата из романа «1984». Непонятно только, почему в качестве Великого Вождя выступает руководитель Северной Кореи.

 

Ведь вся «Великая перезагрузка», в конечном счете, затеяна ради того, чтобы на планете на обломках национальных государств было создано Единое мировое государство. А во главе этого Всемирного государства должен встать Всемирный Вождь.

 

И отнюдь не руководитель Северной Кореи, а тот, кого православные люди называют антихристом. Этот антихрист будет, безусловно, опираться на те технологии контроля и управления людьми, которые уже созданы и еще будут созданы в ходе «Великой перезагрузки».

Обращу особое внимание на упоминаемую Клаусом Швабом Шошану Зубофф. Еще до событий прошлого года она написала несколько книг, которые посвящены именно четко обозначившейся в XXI веке тенденции усиления наблюдения за человеком. В качестве наблюдателей выступают государство и частные корпорации. Первым наблюдение нужно для укрепления власти. Вторым – для получения дополнительных прибылей. Вот главные работы этой дамы: «В эпоху умных машин: будущее работы и власти» (1988); «Экономика поддержки: почему корпорации терпят поражение, люди и следующий эпизод капитализма» (2002); «Эпоха надзорного капитализма: борьба за будущее человечества на новых границах власти» (2018).

Наиболее известна последняя книга Шошаны Зубофф, вот ее оригинальное название: «The Age of Surveillance Capitalism: The Fight for a Human Future at the New Frontier of Power». Термин «Surveillance Capitalism» на русский язык можно перевести по-разному: «Надзорный капитализм», «Капитализм слежения», «Капитализм слежки», «Шпионский капитализм» и т.п. С легкой руки профессора Шошаны Зубофф термин «Surveillance Capitalism» получил большую популярность, стал использоваться не только журналистами, но также политиками, социологами, философами.

Клаус Шваб отмечает, что данная книга «содержит предупреждение о том, что клиентов [бизнеса] воспринимают в новом качестве – как источников данных, а «капитализм слежки» трансформирует нашу экономику, политику, общество и нашу собственную жизнь, создавая глубоко антидемократическую асимметрию знаний и власти, которая укрепляется благодаря знаниям».

 

Этот капитализм, как считает Зубофф, ведет отсчет рождения от начала нынешнего века. Он, как она считает, пришел на смену капитализму финансовому. Будет ли «капитализм слежки» «высшей и последней стадией капитализма» (как в свое время Ленин называл монополистический капитализм)?

 

В нулевые годы уже обрели большое влияние не только в США, но во всем мире ИТ-корпорации Силиконовой долины – Microsoft, Apple, Google, Amazon, Facebook и другие. Они уже накинули сеть цифровой паутины (Интернета) не только на США, но и почти на весь мир (за исключением Китая, который создавал свой собственный «закрытый» интернет).

Возникла беспрецедентная асимметрия знаний между ИТ-корпорациями и пользователями Интернета. Как утверждает Шошана Зубофф: «Они знают о нас всё; мы не знаем о них почти ничего».

Первоначально ИТ-корпорации Силиконовой долины преследовали преимущественно коммерческие цели, старались получать информацию от сотен миллионов и даже миллиардов пользователей сетей и связанных с ними сервисов для того, чтобы эту информацию конвертировать в деньги (продвижение товаров и услуг, реклама и др.). Отмечу, что Шошана Зубофф существенно занижает возраст «капитализма слежки». Он родился не позднее 70-х годов прошлого века. Как справедливо отмечает эксперт Дмитрий Муравьев в своей рецензии на упомянутую книгу, «многие фирмы уже в то время собирали данные о потребителях для продажи их государству. К примеру, компания TRW схожим образом сотрудничала даже с ЦРУ. Зубофф предпочитает концентрироваться на горстке компаний в своем повествовании, умалчивая продолжительный исторический контекст, в котором надзор осуществлялся государством совместно с компаниями» (Д. Муравьев. Бестселлер, подобранный специально для вас: «Надзорный капитализм» Шошаны Зубофф).

Таким образом, «капитализм слежки» с самого начала выполнял не только коммерческие функции, но также работал на укрепление государственной власти. А вот сегодня, в начале третьего десятилетия XXI века мы видим, что ИТ-корпорации Силиконовой долины вошли в силу и во вкус. Они не только взаимодействуют с государством (сложился своеобразный «информационно-государственный капитализм»), они уже пытаются встать над государством, стать главной и единственной властью. Разве события вокруг выборов президента США в 2020 году не показывают, что выборы победил не Джо Байден, а американские ИТ-гиганты, которых в народе называют «Силиконовая мафия»? И победили не с помощью традиционного инструмента, называемого «деньги», а с помощью информации, которую монополизировали в своих руках. Отключение аккаунта Дональда Трампа в Twitter – яркий пример, объясняющий «кто в доме хозяин».

Но вернемся к коммерческой функции «капитализма слежки». Интересно наблюдение ученой дамы из Гарварда по поводу того, какой продукт создают ИТ-корпорации в результате слежки за миллионами и миллионами людей в Интернете и социальных сетях.

 

Интернет для миллиардов людей на планете бесплатен или почти бесплатен. Но бесплатным бывает только сыр в мышеловке. Напомню циничную, но правдивую фразу: «Если товар для вас бесплатный, то вы не клиент, вы сами – товар».

 

Применительно к нашему разговору вы - бесплатное сырье («новая нефть»), из которого и готовится новый информационный продукт. Этот продукт можно назвать «предсказанием тех действий, которые совершит (или может совершить) объект наблюдения». Образно этот продукт можно назвать «человеческим фьючерсом». И этим «фьючерсным инструментом» пользуется как сама ИТ-корпорация, так и те, кому она эти «фьючерсные инструменты» продает оптом. В первую очередь, рекламным агентствам, торговым фирмам, оказывающим разные услуги компаниям. А в последние годы покупателями «фьючерсных инструментов» стали и американские спецслужбы.

Процесс сближения американских спецслужб и IT-компаний имеет почти полувековую историю. Обозначу штрихами лишь некоторые события последних лет, касающиеся этих взаимоотношений. В 2018 году в США был принят так называемый облачный закон (CLOUD Act). Его полное название Clarifying Lawful Overseas Use of Data Act («Акт, разъясняющий законное использование данных за рубежом»). CLOUD Act законодательно позволяет правоохранительным органам США при наличии судебного ордера получать от американских IТ-компаний хранящиеся у них данные о гражданах США, где бы эти данные ни находились, в том числе за рубежом (на удалённых серверах как важной составной части облачных систем).

 

С 2020 года отношения между американским государством и IТ-бизнесом Силиконовой долины стали входить в новую фазу. Инициатором углубления «сотрудничества» выступила компания Google. В начале прошлого года она заявила, что начинает брать деньги со спецслужб и полиции за пользовательские данные.

 

Обнародован прейскурант: предоставление запрашиваемой информации из базы данных – 45 долларов; прослушка телефонных разговоров – 60 долларов, проведение «обыска» (сбор необходимой информации по запросу) – 245 долл. «Ничего личного, просто бизнес». Таков нынешний лозунг Силиконовой мафии (авторство принадлежит американскому мафиози Аль Капоне).

Американские юристы отмечают, что закон разрешает взимать с правительственных учреждений подобные сборы, но до поры до времени американские IТ-компании этим правом не пользовались. Лет десять назад Силиконовая мафия находилась ещё в большой зависимости от спецслужб и правоохранительных органов США. Сейчас картина поменялась: компетентные органы оказались в большой зависимости от Силиконовой мафии. Бывший сотрудник АНБ США Эдвард Сноуден в книге «Непрерывная запись» (Permanent Record), вышедшей в 2019 году, отмечает, что разведывательные возможности американских IТ-компаний сегодня намного превосходят возможности АНБ. Что ж, сращивание ИТ-компаний и американского государства, создание информационно-государственного капитализма логически завершается тем, что ИТ-компании встают над государством. Это очевидный вывод, который вытекает из рассмотрения работ тех трех авторов, на которых Клаус Шваб ссылается.

Сам Шваб называет то общество, которое должно прийти на смену нынешнему традиционному капитализму, «инклюзивным капитализмом» («инклюзивный» – от английского слова «include» – включать). Другое название: «капитализм всех заинтересованных сторон». Мол, это капитализм, который учитывает интересы всех, доходит до каждого, включает каждого в расчет, никого не забывает. Одним словом, капитализм всеохватывающий.

 

В каком-то смысле «инклюзивный капитализм» перекликается с упоминавшимся выше «капитализмом слежки». Да, социально-экономическая модель Шваба представляет собой действительно систему слежки, которая доходит до каждого, каждый человек включается в систему наблюдения, никто не забыт, все под колпаком, Большой Брат всех видит и слышит.

 

И не только видит и слышит, но еще догадывается, что данный объект наблюдения собирается сделать в ближайшее время. Мои беседы с людьми по поводу плана «Великой перезагрузки» Шваба показывают, что большинство людей не очень или даже совсем не понимают, что такое «инклюзивный капитализм». Вероятно, Клаус Шваб специально вбрасывает в обращение такие словечки, чтобы заморочить людям голову. Поэтому предлагаю использовать более понятный любому неискушенном человеку понятие: «капитализм слежки». Использование такой терминологии приведет к тому, что 90% вопросов по поводу «инклюзивного капитализма» и «Великой перезагрузки» исчезнут сами собой.

А что по поводу всего этого думает сам Клаус Шваб? – Да, он понимает, что люди тоже, в свою очередь, понимают, что за ними будет следить Большой Брат. Что их приглашают в цифровой концлагерь. Да, людьми овладеет и уже овладевает страх в ожидании этого. Ну и что? – Ведь это как раз и требуется. Созданию атмосферы страха в концепции «Великой перезагрузки» отводится даже большее место, чем самой системе слежения. Люди должны пребывать в атмосфере постоянного страха, это есть гарантия эффективного управления ими. Наполеон Бонапарт в свое время сказал: «Есть два рычага, с помощью которых можно двигать людьми: страх и личный интерес». Долгое время капитализм использовал рычаг личного интереса, более конкретно – рычаг денежного интереса. Но этот капитализм уходит уже в прошлое. Поэтому еще одной альтернативной невнятному термину Клауса Шваба «инклюзивный капитализм» можно предложить «капитализм страха».

 

Клаус Шваб свои размышления по поводу антиутопии, становящейся явью, глубокомысленно завершает цитированием философа Баруха Спинозы: «Спиноза, философ XVII века, который всю свою жизнь сопротивлялся репрессивной власти, сказал знаменитую фразу: «"Страх не может быть без надежды, а надежда без страха". Это хороший руководящий принцип для завершения этой главы…».

 

Вот такой «дивный новый мир» предлагает человечеству профессор Клаус Шваб. Этакий «коктейль» страха и надежды. Я бы посоветовал профессору быть более честным с читателями и завершить свои размышления цитатой из Данте Алигьери: «Оставь надежду, всяк сюда входящий» (заключительная фраза текста над вратами ада в «Божественной комедии»).

 

 

Валентин Юрьевич Катасонов – профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Специально для «Столетия»


Источник: Антиутопии становятся явью?
Опубликовал:
Теги: Закон Аналитика история реклама модель

Комментарии (0)

Сортировка: Рейтинг | Дата
Пока комментариев к статье нет, но вы можете стать первым.
Написать комментарий:
Напишите ответ :
Многие предложения в области антиутопии в этом году были успешно реализованы во многих странах мира.
Многие предложения в области антиутопии в этом году были успешно реализованы во многих странах мира.
3
Ваши новости 04:01 31 дек 2020
Кто становился евнухом?
Кто становился евнухом?
1
Мужской журнал 16:01 24 май 2018
Как сделать автоматические шторы Как сделать автоматические шторы
«Сомы грамм — и нету драм»
«Сомы грамм — и нету драм»
1
Ваши новости 10:27 16 мар 2021
Отрицательная селекция: почему элитой становятся худшие
Отрицательная селекция: почему элитой становятся худшие
12
Ваши новости 07:01 20 мар 2018
Толерантная Европа: в Британии и Прибалтике изнасилование детей становится нормой.
Толерантная Европа: в Британии и Прибалтике изнасилование детей становится нормой.
8
Ваши новости 09:01 19 фев 2018
Польский Харьков: бред становится реальностью
Польский Харьков: бред становится реальностью
3
Ваши новости 03:01 05 июл 2018
Олимпийский чемпион предложил запретить спортсменам становиться депутатами Госдумы РФ
Олимпийский чемпион предложил запретить спортсменам становиться депутатами Госдумы РФ
21
Ваши новости 04:02 07 ноя 2018
Мы проснулись ночью от лая в подъезде. Собака словно звала на помощь. Лай становился все тише, а потом и вовсе прекратился
Мы проснулись ночью от лая в подъезде. Собака словно звала на помощь. Лай становился все тише, а потом и вовсе прекратился
3
Мужской журнал 08:01 13 июл 2019
Когда автоинспектор становится мастером фотографии
Когда автоинспектор становится мастером фотографии
3
Авто-Тема 19:37 19 июл 2018
Когда говорит Чубайс ............. становиться жутко
Когда говорит Чубайс ............. становиться жутко
8
Ваши новости 12:46 20 май 2020
Отваливается присоска от лобового стекла? Рассказываю, как её закрепить
Отваливается присоска от лобового стекла? Рассказываю, как её закрепить
15
Авто-Тема 10:58 05 апр 2021
Ультиматум Путина предотвратил войну в Донбассе
Ультиматум Путина предотвратил войну в Донбассе
72
Ваши новости 05:15 11 апр 2021

Выберете причину обращения:

Выберите действие

Укажите ваш емейл:

Укажите емейл

Такого емейла у нас нет.

Проверьте ваш емейл:

Укажите емейл

Почему-то мы не можем найти ваши данные. Напишите, пожалуйста, в специальный раздел обратной связи: Не смогли найти емейл. Наш менеджер разберется в сложившейся ситуации.

Ваши данные удалены

Просим прощения за доставленные неудобства