Новости, политика, экономика, общество

Сезон «Тайфуна»: могли ли немцы захватить Москву в 1941-м

80 лет назад началось наступление вермахта на столицу СССР

80 лет назад солдатам и офицерам Восточного фронта зачитали приказ их верховного главнокомандующего Адольфа Гитлера: «Наконец-то создана предпосылка для нанесения врагу последнего и решающего удара еще до наступления зимы, удара, который должен разгромить его окончательно». Началась операция «Тайфун» — битва за Москву. Был ли у немцев шанс захватить столицу СССР?

Битва за Москву. Контрнаступление Красной Армии под Москвой. Фото: РИА Новости

Основные силы группы армий «Центр», которым противостояли войска советского Западного и Резервного фронтов, начали операцию 2 октября 1941 года. Но сосредоточенная южнее, против армий Брянского фронта, вторая танковая группа под командованием Хайнца Гудериана выступила на два дня раньше — 30 сентября.

«Эта разница во времени начала наступления была установлена по моей просьбе, ибо 2-я танковая группа не имела в районе своего предстоящего наступления ни одной дороги с твердым покрытием, — писал Гудериан в своих опубликованных после войны воспоминаниях. — Мне хотелось воспользоваться оставшимся коротким периодом хорошей погоды...»

По словам Гудериана, наступление оказалось совершенно неожиданным для противника. И удивляться этому не приходится. Советское командование еще не пришло в себя от разгрома оборонявшего Киева Юго-Западного фронта. Для справки: в окружение, «киевский котел», попали четыре армии — 5-я, 21-я, 26-я и 37-я. И вырваться удалось немногим.

По немецким данным, к 24 сентября 1941 года в плен было взято 665 тысяч советских военнослужащих. Согласно советской военной статистике, общие безвозвратные потери СССР в ходе Киевской оборонительной операции составили 630 тысяч человек.

Ключевую роль в битве за Киев сыграл как раз Гудериан, войска которого замкнули кольцо окружения с севера. В то время как части группы развертывались для участия в «Тайфуне», бои в районе котла еще продолжались. «Своим храбрым войскам мы могли предоставить для отдыха только три дня, причем и этим коротким отдыхом могли воспользоваться не все соединения танковой группы», — пишет генерал.

Иначе говоря, после успешного завершения предыдущей стратегической операции немецкие войска сразу же, не переводя дыхания, начали следующую. Блицкриг в его классическом исполнении. Таким методам ведения войны Красная Армия все еще не готова была противостоять. Но справедливости ради: а кто был бы готов?

Не так уж неправ был Гитлер, сказав в том самом приказе от 2 октября об успехах своих войск, достигнутых с начала нападения на СССР: «Мир еще не видел ничего подобного!» На тот момент это, безусловно, была сильнейшая армия мира. И в следующие несколько дней ей вновь удалось удивить мир.

Разгром

«Быстрый Хайнц» вновь в полной мере оправдал свое прозвище: танковые клинья Гудериана вошли в боевые порядки советских войск как раскаленный нож в масло. В первый же день наступления фронт был полностью прорван. За второй день, 1 октября, передовые части 2-й танковой группы продвинулись на 130 километров.

На четвертый день, 3 октября, они ворвались в Орел, находившийся на момент начала операции в глубоком советском тылу — в 250 километрах от передовой. «Захват города произошел для противника настолько неожиданно, что, когда наши танки вступили в Орел, в городе еще ходили трамваи», — вспоминал Гудериан.

Чуть менее стремительно, но тоже весьма успешно шло наступление главных сил группы армий «Центр». «Операция «Тайфун» развивается почти классически, — записал 4 октября в своем дневнике Франц Гальдер, тогдашний начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии. — Противник продолжает всюду удерживать неатакованные участки фронта, в результате чего в перспективе намечается глубокое окружение этих групп противника».

В Москве не сразу осознали масштаб катастрофы. Точнее, там вообще не поняли, что произошло. «4 октября работники Политуправления принесли перевод речи Гитлера по радио, — вспоминал Константин Телегин, бывший в то время членом военного совета Московского военного округа. — Фюрер заявил, что на Восточном фронте началось последнее решающее наступление и что «Красная Армия разбита и уже восстановить своих сил не сможет». О каком «решающем наступлении» и «разгроме» Красной Армии шла речь, было непонятно.

С Западного и Резервного фронтов таких данных в Генеральный штаб не поступало... Но все же ночь на 5 октября прошла в тревожных заботах. Связь по телефону с Западным фронтом была прервана, и наш офицер связи ничего не сообщал... Но вот в 12-м часу дня летчики 120-го истребительного полка, вылетавшие на барражирование, доложили, что по шоссе со стороны Спас-Деменска на Юхнов движется колонна танков и мотопехоты длиной до 25 км, и перед ней наших войск они не обнаружили».

В штабе округа сперва не могли поверить, что танки — немецкие, что враг мог прорваться так далеко (100–120 километров от линии фронта). Поэтому несколько раз посылали самолеты для перепроверки, пока летчики в конце концов не доложили, что Юхнов уже в руках у немцев.

Фото: ru.wikipedia.org

И снова дневник Гальдера — запись, датированная 8 октября: «Окружение группировки противника в районе Вязьмы завершено... Противник попытается подтянуть к Москве еще кое-какие силы, в первую очередь — с севера. Однако этих наспех собранных войск вряд ли будет достаточно для предотвращения сильной угрозы Москве, созданной нашими войсками, так что при более или менее правильном руководстве и сравнительно благоприятной погоде окружение Москвы должно удаться».

В штабе Западного фронта — командующий войсками Западного фронта, генерал армии Г. К. Жуков, член Военного совета Западного фронта Н. А. Булганин, начальник штаба, генерал-лейтенант В. Д. Соколовский (справа налево). Фото: РИА Новости

Георгий Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» дает еще более жесткую оценку ситуации: «К исходу 7 октября все пути на Москву, по существу, были открыты. В 2 часа 30 минут 8 октября я позвонил И.В. Сталину. Он еще работал. Доложив обстановку на Западном фронте, я сказал:

— Главная опасность сейчас заключается в слабом прикрытии на можайской линии. Бронетанковые войска противника могут поэтому внезапно появиться под Москвой. Надо быстрее стягивать войска откуда только можно на можайскую линию обороны.

И.В. Сталин спросил:

— Где сейчас 16-я, 19-я и 20-я армии и группа Болдина Западного фронта? Где 24-я и 32-я армии Резервного фронта?

— В окружении западнее и юго-западнее Вязьмы...»

Катастрофа превзошла по масштабам киевскую. В двух котлах, под Вязьмой и Брянском, были окружены управления и части семи армий Западного, Резервного и Брянского фронтов. Блокированными оказались 64 из 95 дивизий, действовавших на направлении, 11 танковых бригад из 13, 50 артиллерийских полков Резерва Главного командования из 64...

«Командование фронта и Ставка помогали окруженным войскам, — писал Жуков. — Осуществлялась бомбардировка с воздуха немецких боевых порядков, сбрасывались с самолетов продовольствие и боеприпасы. Но большего тогда фронт и Ставка для окруженных войск сделать не могли, так как не располагали ни силами, ни средствами.

Дважды — 10 и 12 октября — были переданы командармам окруженных войск радиограммы, в которых содержалась краткая информация о противнике, ставилась задача на прорыв, — писал Жуков. — Однако на обе наши радиограммы ответа не последовало: вероятно, пришли они слишком поздно. По-видимому, управление было потеряно, и войскам удавалось прорываться из окружения лишь отдельными группами».

Согласно немецким источникам, в плен попали почти 700 тысяч бойцов и командиров РККА. Даже если эти данные завышены, факт остается фактом: оборона Москвы рухнула.

Укрощение «Тайфуна»

Могли немцы взять Москву сразу после разгрома защищавших ее армий? Советское руководство такую возможность вполне допускало. Иначе бы не появилось подписанное Сталиным постановление Государственного комитета обороны №801 от 15 октября 1941 года «Об эвакуации столицы СССР Москвы».

«Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии» ГКО предписывал незамедлительно, в тот же день эвакуировать из Москвы иностранные миссии, президиум Верховного Совета СССР, правительство во главе с Молотовым, органы Наркомата обороны и Генштаб. Отдельно отмечалось, что «т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке».

Последний пункт документа гласил: «В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД — т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию)».

В ночь с 15 на 16 октября началась подготовка к уничтожению метрополитена: объекты минировались, рубился электрический кабель, демонтировались эскалаторы, готовились к эвакуации вагоны. Утром 16 октября метро впервые с начала эксплуатации не было открыто.

Собственно, все эти меры и спровоцировали то, что позднее вошло в историю как «Московская паника 1941 года»: город подумал — и совсем не безосновательно, — что его вот-вот сдадут немцам. Ну а еще, конечно же, сыграла роль докатившаяся в виде слухов страшная правда о разгроме трех оборонявших столицу фронтов.

15 октября 1941 года войска группы армий «Центр» находились на расстоянии 100 километров от Москвы. Строго говоря, директива №35 верховного командования вермахта (датируется 6 сентября 1941 года), на основании которой была спланирована и начата операция «Тайфун», была в основном выполнена.

Директива повелевала «уничтожить противника, находящегося в районе восточнее Смоленска, посредством двойного окружения в общем направлении на Вязьму». После разгрома группе армий «Центр» предписывалось начать преследование противника, отходящего на московском направлении, примыкая правым флангом к реке Оке, а левым — к верхнему течению Волги».

Твердых сроков взятия Москвы ни директива №35, ни план самой операции не предусматривали. Но если кто-то считает, что своим спасением советская столица обязана тем, что после выполнения первой части плана немцы решили взять тайм-аут, повременить с «преследованием противника», то сильно ошибается. Все было ровно наоборот.

«Хотя в кольце окружения бои были в полном разгаре и было еще неясно, какие силы противника окружены, фон Бок (командующий группой армий «Центр». — А.К.) считал, что у него теперь достаточно сил, чтобы решить обе задачи — покончить с окруженным противником и одновременно начать преследование силами имеющихся у него соединений, — пишет известный немецкий военный историк, генерал бундесвера Клаус Рейнгардт в своем труде «Поворот под Москвой. Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 года». — Так как казалось, что противник не обладает сколько-нибудь серьезными резервами, мнения различных инстанций немецкого командования сходились на том, что эти шансы нужно сейчас же использовать и быстрее пробиваться к Москве».

Немецкие пленные. Фото: РИА Новости

Однако этот план, отмечает Рейнгардт, не учел двух факторов: «начало периода распутицы и усиливающееся сопротивление русских». Надо, кстати, отдать должное генералу-историку: в отличие от многих своих коллег-соотечественников, — и тем более генералов вермахта, — он не считает фактор погоды определяющим.

Более того, с погодой немцам, по его мнению, скорее даже повезло: «Немецкое командование свою вину готово было переложить на некую высшую силу, от него не зависящую. Но факты говорят, что количество атмосферных осадков в октябре и ноябре 1941 года было ниже обычной нормы. Весь период распутицы был, следовательно, суше, чем обычно».

А ударившие вскоре морозы — поначалу, кстати, достаточно легкие — и вовсе избавили немцев от проблем с бездорожьем. Но когда они решили, что все кончилось, что самое трудное позади, тут-то все и началось.

«В то время, когда начальник пресс-бюро германского рейха Отто Дитрих провозгласил по приказу Гитлера, что с Советским Союзом «в военном отношении покончено», а «Фолькише беобахтер» утверждала, что «армия Сталина стерта с лица земли», русские, с надеждой ожидавшие периода распутицы, организовали отпор наступающему врагу», — пишет Рейнгардт.

Ключевым фактором, позволившим организовать новую линию обороны, стало сопротивление окруженных в котлах войск. «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на можайской линии, — писал маршал Жуков. — Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными».

Точно такого же мнения придерживается и немецкий исследователь: «Хотя командование Западного фронта не сумело установить связь с частями, окруженными под Вязьмой, а попытки прорваться из окружения вследствие слабо организованного взаимодействия стоили больших потерь, русским все же удалось сковать на длительное время немецкие танковые силы и тем самым исключить возможность их участия в немедленном преследовании в направлении Москвы».

Собственно, именно эти дни и следует считать переломными в битве за Москву. Уже 15 октября командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал Гюнтер фон Клюге отмечает, что «психологически на Восточном фронте сложилось критическое положение, ибо, с одной стороны, войска оказались в морозную погоду без зимнего обмундирования и теплых квартир, а с другой — непроходимая местность и упорство, с которым противник обороняется, прикрывая свои коммуникации и районы расквартирования, чрезвычайно затрудняют продвижение вперед наших, пока еще слабых, передовых отрядов».

А вот воспоминания начштаба той же армии генерала Гюнтера Блюментрит: «Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось. С удивлением и разочарованием мы обнаружил... что разгромленные русские вовсе не перестали существовать как военная сила... Напряжение боев с каждым днем возрастало».

Немцы наступали еще полтора месяца, но чем ближе подходили к Москве в географическом смысле, тем все дальше отдалялись от главной цели операции. Ведь главной целью, напомним, было не расширение зоны оккупации и даже не сама Москва, а уничтожение оборонявших ее армий.

Между тем по мере развития наступления группы армий «Центр» «преследуемые» советские войска не только не слабели, а, напротив, с каждым днем усиливались: к Москве непрерывным потоком шли эшелоны с резервами — из Центральной России, из Сибири, Средней Азии... Но в первую очередь — с Дальнего Востока. Получив информацию, что Япония не вступит в обозримом будущем в войну с СССР, советское командование, как говорится, пошло ва-банк — резко ослабило группировку, противостоящую Квантунской армии.

Что было дальше — известно. 5 декабря 1941 года сжатая до предела пружина советской стратегической обороны стала распрямляться: началось контрнаступление, нанесшее немцам серьезное поражение — первое настолько серьезное с начала Второй мировой войны — и отбросившее их в буквальном смысле за Можай.

Гад обреченный

В общем, в данном случае история и впрямь не допускает сослагательного наклонения. Никаких «если бы». Точнее одно, единственное: Москва могла пасть при условии, что ее, поддавшись панике, действительно решили сдать. Альтернативный сценарий, предполагающий радикальные изменения в поведении «фашистской гадины», какие-то иные, более искусные тактические приемы и решения, представить себе довольно сложно.

Иными словами, немцы потерпели поражение не потому, что не использовали до конца шансы взять город. А потому, что не распознали вовремя обреченность наступления и не остановились.

В своих мемуарах немецкие генералы практически хором отмечают, при имевшемся соотношении сил их солдаты сделали даже больше того, что от них могло требовать командование. И с этим вполне можно согласиться. Последние километры до черты, на которой группа армий «Центр» замерла в начале декабря 1941-го, немцы преодолели, что называется, на морально-волевых.

«Лишь тот, — писал Гудериан, — кто в эту зиму нашего несчастья лично видел бесконечные просторы русских снежных равнин, где ледяной ветер мгновенно заметал всякие следы, лишь тот, кто часами ехал по «ничейной» территории, встречая лишь незначительные охраняющие подразделения, солдаты которых не имели необходимого обмундирования и питания, в то время как свежие сибирские части противника были одеты в отличное зимнее обмундирование и получали хорошее питание, лишь тот мог правильно оценить последовавшие вскоре серьезные события».

По мнению Гудериана, единственно разумным решением в этой ситуации было бы прекратить наступление и перейти до весны к обороне на выгодном и заранее оборудованном рубеже. Но «быстрый Хайнц» не нашел понимания у высокого начальства. Вплоть до начала советского контрнаступления Гитлер и руководство вермахта пребывали в уверенности, что противнику нанесен «смертельный удар», что сопротивление русских — не более чем агония. Еще немного, еще чуть-чуть — и willkommen in Moskau! (Добро пожаловать в Москву — нем.)

«Планируя такую сложную стратегическую операцию, гитлеровское верховное командование допустило крупную ошибку в расчете сил и средств, — констатировал в своей книге маршал Жуков. — Оно серьезно недооценило возможности Красной Армии и явно переоценило возможности своих войск... В результате, достигнув в начале октября своей ближайшей цели, противник не смог осуществить второй этап операции «Тайфун».

 К счастью для нас, бог не дал бодливой нацистской корове рогов — стратегической прозорливости. Куда более реальный шанс захватить Москву был у немцев в конце лета — начале осени 1941-го, когда вермахт находился на пике своей формы, а Красная Армия не вышла из шока, вызванного «вероломным нападением» и разгромом в приграничных сражениях. И вдобавок никакой распутицы! Погодные условия были максимально благоприятными для проявления немецкой армией ее главного преимущества — мобильности.

Однако в июле наступление группы армий «Центр» было остановлено. Гитлер «придает особое значение Ленинграду, а также захвату южных районов — уголь, железо, уничтожение воздушной базы противника в Крыму; овладению Москвой фюрер не придает никакого значения», — записал Франц Гальднер в своем дневнике 4 августа 1941 года.

В соответствии с этой идей второй танковой группе Гудериана, острию нацеленного на Москву немецкого «копья», а также второй армии группы армий «Центр» было приказано повернуть на юг, на Украину — для окружения и разгрома войск советского Юго-Западного фронта.

«Я подробно и убедительно изложил ему все доводы, говорящие за то, чтобы продолжать наступление на Москву, а не на Киев, — описывал Гудериан о своей попытке переубедить Гитлера. — Я обрисовал ему географическое положение столицы России, которая в значительной степени отличается от других столиц, например Парижа, и является центром путей сообщения и связи, политическим и важнейшим промышленным центром страны; захват Москвы очень сильно повлияет на моральный дух русского народа, а также на весь мир.

Я пытался объяснить Гитлеру, что после достижения военного успеха на решающем направлении и разгрома главных сил противника будет значительно легче овладеть экономически важными районами Украины, так как захват Москвы — узла важнейших дорог — чрезвычайно затруднит русским перебрасывать свои войска с севера на юг.

 Наконец, я указал на тяжелые последствия, которые должны возникнуть в случае, если операции на юге затянутся, особенно из-за плохой погоды. Тогда уже будет поздно наносить противнику решающий удар в направлении на Москву в этом году...»

 Но решение Гитлера — пережившие войну генералы вермахта назовут его «роковым» — осталось неизменным. Все доводы против остановки наступления на Москву и поворота на юг — а против было не только командование группы армий «Центр», но и практически весь высший немецкий генералитет, включая начальника Генерального штаба Гальдера, — фюрер парировал единственным аргументом: для продолжения войны Германии нужны сырьевые ресурсы Украины. «Я впервые услышал от него фразу: «Мои генералы ничего не понимают в военной экономике», — вспоминал Гудериан.

Далеко не факт, конечно, что если бы генералам удалось переубедить Гитлера и начать наступление на Москву уже в августе, у них бы все пошло по плану. Но несомненно, что тот, летний план был намного более реалистичным, чем его авантюрная осенне-зимняя версия.

Стратегическая ошибка Гитлера так очевидна, а цена ее столь огромна, что может показаться, что в ход событий вмешались высшие силы: мол, решив покарать нацистов, Господь лишил фюрера разума. В этом объяснении, впрочем, присутствует явная логическая нестыковка.

Будь Всевышний насколько милосерден, деятелен и предусмотрителен, он, наоборот, добавил бы ума бесноватому вождю Третьего рейха. И тот тогда вообще не начал бы самоубийственный «восточный поход», а возможно, и всю Мировую войну.

 


Источник: Сезон «Тайфуна»: могли ли немцы захватить Москву в 1941-м
Опубликовал:
Теги: Отдых фото дорога Смоленск Москва

Комментарии (82)

Сортировка: Рейтинг | Дата
Валерий Юрьев
Могли немцы захватить Москву, или не могли немцы захватить Москву?
Они этого НЕ СМОГЛИ. И все!
Александр Савченко 
Вы ответили однозначно "НЕ СМОГЛИ!". Остально - это досужие разговоры, фантазии, домыслы, трёп. Анализ военных действий давно сделан специалистами. Другое дело: учтены ли выводы на будущие времена...
Виталий Конеев 
Французы были в Москве и потеряли Армию. У Германии НЕ было возможности воевать на Два фронта. Захват Москвы Гитлеру НИЧЕГО не дал бы!
николай сосновский 
Захват Гитлером Москвы многое чего бы дал, т.к. Москва является и являлась на тот момент важнейшим транспортным узлом.
Виктор Alekseevi4
На Два фронта ? В каком году был - открыт 2-й фронт ?
Валерий Юрьев
Не только транспортным узлом. Москва была практически незаменимым центром управления. И, возможно, самое главное - Москва, Кремль были, я скажу - моральным, а если вам угодно - идеологическим, в то время почти культовым центром страны. Москва стоит, Верховный в Москве - значит, победа будет за нами!
николай сосновский 
Тоже немаловажный фактор.
Виктор Дебелый
На два фронта - имеется ввиду Гитлер воевал с Англией и Советским союзом.
антон луценко 
Согласен с Валерием Юрьевым: что толку говорить о том, был ли у немцев шанс, если они всё равно не сумели его реализовать? Ведь теоретически и у бабушки был шанс стать дедушкой, если бы в самый начальный период её жизни - на стадии слияния родительских гамет - получилась зародышевая клетка с Y-хромосомой в наборе. Но рассуждать об этом спустя 80 лет при наличии полностью сформированного организма попросту смешно :-)
Бузыкин Александр 
Вы наверное считаете себя остроумным?
антон луценко 
Просто констатирую факт неуспеха немцев под Москвой осенью 1941 года и напоминаю, что в исторической науке сослагательное наклонение с "если бы" принципиально не используется - как в физике не ведутся расчёты состояния материальных объектов при температурах ниже абсолютного нуля, а в химии не анализируются характеристики веществ с атомным весом меньше 1.
Бузыкин Александр 
Архиумно. Шнобелевскую премию вам за это эпохальное открытие
антон луценко 
Ну, Александр, если азбука методологии научных исследований для вас - эпохальное открытие, то вас уже поздно жалеть, ибо ваш случай явно неоперабельный.
Бузыкин Александр 
Жалеть из нас двоих нужно вас. Вы это уже неоднократно доказали.
антон луценко 
Александр, вы опять невнимательно читаете мои тексты: ведь я всегда доказывал, почему надо жалеть вас - отставника-пенсионера с полной прочерков анкетой и избыточно амбициозного поверхностно эрудированного дилетанта, не способного аргументированно изложить свою точку зрения даже по элементарным вопросам. О том, надо ли кому-то жалеть меня, я ни разу ничего не говорил - этот тезис озвучивали исключительно вы, стало быть, тужились доказать это тоже только вы.
Бузыкин Александр 
Продолжаете чесать своё эго? Ну ну..
николай сосновский 
А Бузыкину лишь бы "пёрнуть в лужу". Умное ничего не может сказать вот и работает "затычкой в бочке".
антон луценко 
Ну, Александр, не всем же только ваше эго чесать!
Виктор Волгов 
Силы вермахта хватила дойти до Москвы. Расстояние с 22 июня до октября 1941 года прошли большое в непрерывных боях. Много войск было задействовано на Ленинградском и южном направлениях. Большая часть техники была потеряна в боях и ремонту не подлежала. Снабжение отстало от остановивших к зиме частей. Началась нехватка зимнего обмундирования, запчастей, боеприпасов... Всё это сказалось. В добавок в ноябре ударил мороз. Но не это самое главное. Главное - с востока на защиту Москвы пришли сибиряки, уральцы свежие регулярные дальневосточные дивизии. Так же подошли сформированные дивизии из центральных областей и Средней Азии. Они остановили врага и отбросили от Москвы. После чего вермахт терпел поражение за поражением. И остановить наступление красной армии не смог. Хотя попытки такие были летом 1942 года. Но Сталинградская и Курская битвы окончательно переломили ход войны и стало ясно Германия, а с ней и вся подчинённая ей Европа, проиграла.
Вадим Пряхин
Немаловажным положительным для нас фактором явилось то, что Сталин остался в Москве. Это в большой степени укрепило моральный дух нашего народа в противостоянии фашистам.
Бузыкин Александр 
Моральный дух сам по себе мало что значит при отсутствии людских и материальных ресурсов. Материя первична.
Бузыкин Александр 
Могли. Но для этого должно было совпасть очень много факторов, что делает эту возможность нереальной.
Уже то, что немцы в середине октября вышли к Солнечногорску, Клину и Химкам - запредельно много для то состояние, которое имел вермахт в техническом отношении.
Всё три танковые группы на московском направлении практически утратили свой ресурс, превратившись к середине октября в пехотные соединения. На последний рывок к Москве у группы армий Центр уже не было подвижных резервов, все свои средние танки Гудериан, Гот и Гепнер потеряли под Вязьмой, Тулой, Калининым, Брянском.
Георгий Ситнянский
Шанс был во второй половине октября 1941 г. К ноябрю стало ясно, что он не реализовался. При этом взятие Москвы имело бы скорее моральный эффект. "С потерей Москвы не потеряна Россия" (М.И. Кутузов). Не думаю, что Гитлер удерживал бы Москву дольше, чем Наполеон.
Бузыкин Александр 
Удерживать Москву стоило хотя бы потому, что это крупнейший транспортный узел севера на юг..
Без Москвы поставки ленд-лиза через Архангельск и Мурманск потеряли бы значение, а это два самых крупных незамерзающих порта на севере вовремя войны. Кроме того был бы отрезан волжский и железнодорожный речной путь. Куйбышев (Самара) с этой ролью вряд ли справился бы.
Так что битва за Москву это была не просто битва за столицу, а за крупнейший промышленный и транспортный узел на северо-востоке страны. И потерять его было смертельно опасно.
Георгий Ситнянский
Безусловно, потеря Москвы была бы тяжёлой, но всё же не смертельной. Не факт, что "поставки через Мурманск и Архангельск" потеряли бы значение, а уж Волжский путь...
Кроме того, имел значение морально-психологический фактор: немецким солдатам настолько внушили, что "взятие Москвы = победа", что наверняка они бы расслабились... и быстро её потеряли. Как французы в 1812-м.
Бузыкин Александр 
Не думаю. Тот же Модель показал как немцы умели строить грамотную в техническом отношении оборону.. Ржевский выступ войска двух фронтов полтора года выгрызали с огромными потерями.
николай сосновский 
Москва является важнейшим транспортным узлом. Во времена Кутузова этого не было.
Георгий Ситнянский
Как это не было? Да и мало ли важнейших транспортных узлов Гитлер захватил до Москвы, отчасти (Ростов-на-Дону) - и после?
николай сосновский 
Ростов-на-Дону не имел такого стратегического значения как Москва. Из Москвы открывается оперативный простор на всю европейскую часть Советского Союза.
Георгий Ситнянский
Да как сказать... Ростов - это весь Кавказ, Закавказье, выход на Волгу и в Иран...
николай сосновский 
А Москва - это выход на Кавказ, Сибирь, север, Прибалтику, Украину и Белоруссию. Не даром Москву называют портом пяти морей.
Георгий Ситнянский
Прибалтика, Украина и Белоруссия к тому времени, вообще-то, уже были под немцами. До Сибири от Москвы раза в два дальше, чем от Ростова до Баку. Да и не был у немцев осенью 1941 сил наступать дальше Москвы.
николай сосновский 
До Сибири из Москвы ведёт Транссибирская железная дорога. И ведёт она через Урал. А это уже большие удобства для дальнейшей эскалации на восток. А то, что у немцев не было уже сил в конце 1941 году, так фрицы были идеологически так прокачаны, что переоценили свои возможности.
Георгий Ситнянский
Ну да, если бы не было всё нараставшего сопротивления Красной Армии, немцы после взятия Москвы запросто бы до Сибири докатили!
Георгий Ситнянский
Ну и зачем говорит о "возможностях до Сибири", если для этого нужен фактор, которого заведомо не было? Кстати, после Ростова немцы ещё месяц наступали и половину расстояния до Баку прошли.
николай сосновский 
Они наступали в 1942 году на Сталинград чтобы перерезать Волгу и лишить поставок южного Ленд-лиза и отвлечь значительные силы РККА от обороны Москвы.
Георгий Ситнянский
И на Кавказ тоже. Как бы то ни было, ещё далеко прошли от Ростова на восток, юг и юго-восток. Пройти в 1941 столько за Москвой (в случае взятия её) они бы не смогли.
николай сосновский 
А вы знаете, кстати, что немцы, всё таки дошли до Сибири. Бои были на севере Красноярского края - и это далеко не тайна за семью печатями.
Георгий Ситнянский
Да, их рейдеры по Северному Ледовитому океану. Но сие от взятия или невзятия Москвы никак не зависело.
николай сосновский 
Не зависело и "Адмирал Шеер" проводил разведку боем. Цель была проста - выяснить, можно ли атаковать Союз морским десантом с севера, обойдя Мурманск.
Андрей Фатеев
"Далеко не факт, конечно, что если бы генералам удалось переубедить Гитлера и начать наступление на Москву уже в августе, у них бы все пошло по плану. Но несомненно, что тот, летний план был намного более реалистичным, чем его авантюрная осенне-зимняя версия."
размышления в стиле "а что было бы"... да не было никаких шансов изначально, не надо к нам лезть с оружием.
Виталий Кирпиченко 
Тупой Гитлер не знал, что СССР можно победить, подобрав вместо Сталина на пост руководителя Горбачёва и Ельцина. И танки с самолётами бы не понадобились, и миллионы жизней были бы спасены.
николай сосновский 
Горбачёву и Ельцину тогда было по 10 лет.
Виталий Кирпиченко 
Неужто? Я думал, они всегда были.
николай сосновский 
Гитлер, узнав об их юном возрасте, сильно разочаровался и решил самостоятельно проводить политику.
Георгий Ситнянский
Скорее, тупой Гитлер не знал, что Россию хрен возьмёшь силой, зато легко взять хитростью, и надо отложить реализацию всех этих людоедских "планов Ост" до победы, а до тех пор надеть "доброго дяди" и обещать то, что обещал Ельцин полвека спустя.
Алексей Удовиченко 
Статья понравилась и показалась достаточно объективной.
вадим ашаев
По планам германского командования Москву вермахт захватывать не собирался. Окружить, разбив части РККА, уничтожить бомбёжками и артобстрелами все коммуникации(подвоз продовольствия,водопровод, канализацию...) и добиться к концу зимы полной гибели окружённого населения и воинских частей Красной армии.
Москву ожидала участь Ленинграда.
Бузыкин Александр 
Ничего подобного. Ленинград немцам действительно был не нужен, а Москва была нужна. Не в качестве столицы конечно, а в качестве логистического хаба, выражаясь современным новоязом.
вадим ашаев
Бузыкин Александр - "Москва была нужна. Не в качестве столицы конечно, а в качестве логистического хаба, выражаясь современным новоязом."

Сразу видно аффтор этих строк не знает истины.
Бузыкин Александр 
Ну уж вы то видимо великий мудрец...
Всё истины вам известны, знамо дело.
вадим ашаев
Бузыкин Александр - "Всё истины вам известны, знамо дело."

Не зная что-либо боле-менее по поднятому обсуждению, панове бесстрашно пускается в пустые домыслы, как и полагается полу-поляку.
Александр Надеждин
Бузыкин Александр:..
"...Ленинград немцам действительно был не нужен, а Москва была нужна..."
Гитлеру нужны были все три города:
Киев - Матерь городов русских. (Столица Древней Руси),
Ленинград (Санкт-Петербург) - Колыбель "Большевизма" (Столица для "него" в период WW1),
Москва - Столица (столица III Rom (3-го Рима).
николай сосновский 
Москва немцам была нужна как важнейший транспортный узел, т.к. наступление планировалось вести до Урала.
Бузыкин Александр 
В штабах OKW и рейхсканцелярии что только не планировалось... путь в Индию, бомбардировка США через океан, захват Гибралтара и Суэца, Новая Швабия в Антарктиде. Фантазеры..
вадим ашаев
Ни в Москву, ни в Ленинград нацисты вводить войска не собирались. Рассчитывали уничтожать население голодом, уничтожив предварительно все коммуникации(подвоз продовольствия,водопровод, канализацию...). Осенью 1941 года немцы планировали выйти на линию Архангельск-Астрахань. Урал, как и Дальний восток и Сибирь Берлин отдал японцам.
николай сосновский 
Гитлер Рейх планировал расширить до Уральских гор. А Дальний Восток с Сибирью отдать японцам хотел. На время. Ленинград он планировал стереть с лица Земли, уничтожив там всё население голодом и холодом. А Москву не выгодно было разрушать со стратегической точки зрения.
николай сосновский 
Ну, Швабия и прочая хренабия планировалась из расчёта того, что этого никогда не будет. Это был такой способ "пилить" немецкий бюджет. Даже приблежённые к фюреру считали его "хлопнутым" неадекватом и, поэтому, подсовывали ему всякий бред, на котором можно "погреть руки". Навального бы туда - он бы разобрался!)))
Бузыкин Александр 
В Ленинград входить не собирались, а вот в Москву собирались.. и ещё как. Осенью 1941 немцы были очень далеко от Астрахани. Рубеж Волги был ориентировочный на момент начала войны.
В 1942 году задачи менялись чуть ли не каждую неделю. Взятие Москвы ушло из приоритета, главной целью стали Кавказ и Кубань.
вадим ашаев
12 октября 1941 года группе армий «Центр» была направлена директива ОКХ 1571/41 «О порядке захвата Москвы и обращении с ее населением». В документе сообщалось о решении фюрера не принимать капитуляцию Москвы даже если она будет предложена советской стороной. Глава рейха считал, что немцев в столице СССР будет поджидать такая же опасность, как и в Киеве – заминированные улицы и дома, пожары, действия групп диверсантов. Гитлер был уверен, что Москва будет сражаться до последнего бойца. Немецкое командование также брало во внимание высокий эпидемиологический риск, которому подверглись бы немецкие солдаты, вступившие в опустошенный и разрушенный город.
Анатолий Арапов
Интересно, а могли бы шаши, при определенных условиях, в начале ВОВ не понести такие потери и, как провозглашалось, громить врага с малыми потерями на его территории?
Бузыкин Александр 
Думаю нет. Те, стрелковые и танковые дивизии, что были в самом начале войны, не могли бы полноценно наступать. Контрудары на отдельных направлениях возможны и даже приносили бы временный тактический успех. Но развить успех и закрепить его у штабов Западного и Киевского округов не было никакой возможности. Враг имел КАЧЕСТВЕННЫЙ перевес в воздухе и на земле. У немцев было отлажено боевое взаимодействие родов войск, они были более мобильны на больших расстояниях, умели концентрировать в нужном месте необходимое количество сил и средств.
Как вспоминал Горбатов, летом 1941 немцы при необходимости могли перебросить за сутки на грузовиках и бронетранспортерах полноценную дивизию на 200-250 км, причём с артиллерией и вспомогательными частями.. то есть целиком. Советской стрелковой дивизии того времени на это понадобилось бы дней 5-6, да и то без тылов и тяжёлого артвооружения. Отсюда и результат. Немцы элементарно обгоняли бы на марше советские походные колонны, сбивая их с рокад, рассеивая и вытесняя их в лесные массивы
Борис Нестеренко 
Уважаемому Александру Савченко - не согласен с Вашим утверждением о "досужих разговорах, домыслах и трепе" о наступлении немцев на Москву осенью 1941 года. Эти события надо знать, чтобы, как Вы правильно сказали, были "учтены выводы на будущие времена..." И в этом, чтобы учитывать выводы, я с Вами полностью согласен.
Борис Нестеренко 
Уважаемому Анатолию Арапову, Вы затронули очень болезненную до сих пор (с 1941 г.) тему. Не будучи специалистом, рискну высказать свое мнение. Мнение, основанное на рассказах еще не старых участников войны (в 1960-е, 1970-е годы) и исторических публикациях об отдельных воинских частях, героически дравшихся и не отступивших в июне 1941 перед немцами вплоть до приказа об отходе. Например, о стойкости 41-й дивизии в 1941 году. В принципе, трудно возразить логике уважаемого Бузыкина Александра о "качественном перевесе" немцев в 1941. Но наши при умелой профессиональной организации были (по крайней мере в обороне) не хуже. Я до сих пор содрогаюсь от количества наших убитых и пленных в 1941. Среди них мои родственники старшего поколения (убит, без вести...). В итоге, мое мнение - тяжелейшее начало 1941 года, в первую очередь, обусловлено ненадлежащей подготовкой обороны РККА, а уже потом, как пишет Бузыкин А., качественным перевесом немцев. И "громить врага с малыми потерями на его территории" тоже бы могли, если бы нарком обороны СССР К.Е.Ворошилов не только говорил эти слова, но готовил нужные военные кадры и нужную матчасть. В частности, больше танков Т-34, самоходок, больше автоматов, полевых радиостанций и т.п. Почти везде читаешь: потеряна связь, потеряно управление. Были потери связи даже на уровне дивизии, а в 1941 - даже с некоторыми штабами армий. Это грустно. Наших рядовых солдат и младших офицеров за 1941 г. я не виню совсем, наоборот, молча преклоняюсь. Ну а дальше, Анатолий Арапов, возможно на Ваш вопрос ответят более компетентные профессионалы. А я как непрофессионал добавлю, вернее, у кого-то спрошу - а ведь у нас до 1941 г. тоже был опыт войн с Японией и Финляндией?
николай сосновский 
Это хорошо, что мы успели повоевать с Финляндией и Японией до 1941 года и наш Генштаб на этом примере понял, что одними конницами с шашкой наголо врага вооруженного танками и самолётами не одолеешь.
Бузыкин Александр 
Да ничего ГШ не понял, а если и понял, то не до конца и серьёзных выводов не сделал. Медленное выгрызание финнов с линии Маннергейма - это не полномасштабная маневренная война на земле в воздухе и на море.
Виталий Кирпиченко 
Совершенно верно. И с атомной бомбой мы затянули! Непонятно, куда смотрели Сталин и Ворошилов. Совсем простое -- танки и самолёты! Выстроили бы в три-четыре ряда по всей линии фронта танки Т-34, а ещё лучше --"КВ" и "ИС", за танками сплошняком артиллерия; ужас, но пехота была без мобильников! В воздухе бы барражировали Су-50. Ту-16 (хотя бы) бомбили Берлин, Дрезден, Магдебург и др. промышленные города и всё было бы как надо! Вот такие у нас военначальники!
николай сосновский 
Генералы РККА 30-х годов мыслили стратегией Гражданской войны. Финляндия и Халхин-Гол показали, что времена изменились.
Бузыкин Александр 
Кому показали? Ворошилову с Тимошенко, Кирпоносу, Буденному?
Времена для них изменились 22 июня 1941 года.
Александр Горбылев 
Враг имел КАЧЕСТВЕННЫЙ перевес в воздухе и на земле. У немцев было отлажено боевое взаимодействие родов войск, они были более мобильны на больших расстояниях, умели концентрировать в нужном месте необходимое количество сил и средств.///
///Да, это было огромным преимуществом Вермахта, как и умение оперировать частями, в том числе, и танковыми, на опасных для них направлениях, посылая их или в прорыв, или на оборону опасных участков, это мы увидели во всей красе в Венгрии и Германии конца 44-начала 45 годов. В ходе наступления они умело использовали железные дороги врага, как в Европе, так и у нас, а в ходе обороны свою разветвленную ж.д. сеть.
Да, подавляющее преимущество в авиации первых двух лет ВОВ.
Плюс главное их преимущество на целых два года войны: это качественная и дальнобойная радиосвязь. У нас не каждый штаб дивизии в начале ВОВ имел хотя бы средние радиостанции для связи с подчиненными частями, не говоря уж о вышестоящих штабах и Командовании. Помните фразу из статьи, что Сталин и Ставка обнаружили, что двух фронтов фактически уже нет, а немецкие танки прут на Москву, только после донесений наших летчиков. У тех же рации были в каждом самолете и танке, не говоря уж о штабах всех соединений вплоть до роты, где даже средние радиостанции "добивали" до Европы!. И это делало управление войсками информированным и гибким.
Когда наши войска в ходе войны получили подобное оборудование и передовую боевую технику в больших количествах, то при прочих равных начал работать так нелюбимый местным дурачком и провокатором бузыкиным "Русский Дух", любовь к Родине, грамотная пропаганда и умелое управление (командование) войсками. В-итоге, мы победили страшного своей озверелостью врага и, вопрки воплям местной и заграничной демшизы и прочих вражеских пропагандонов, сравнялись с Вермахтом в боевых потерях военнослужащих (исследования генерала Гореева и многих других), а по факту мы набили их намного больше, ибо в наших боевых потерях учитываются и плененные немцами красноармейцы в первые два года ВОВ, не участвовавшие в дальнейших боях, чем весьма ослабили РККА, а немцы не учитывают в своих потерях ССманов, вояк из Люфтваффе и Кригсмарине, Полиции и внутренних войск, Гитлерюгенда, Трудового фронта, запасников и прочих вояк, на чьи плечи легла оборона собственно земель Германии вместе с солдатами. Ну и всякого рода ССовцев из "просвещенной Гейропы" и регулярных войск румыноцыган, венгров и прочих финнов с испанцами и итальянцами, вдоволь позверствовавших над нашим мирным населением. Собственно, из наших 28 миллионов погибших советских людей почти 20 миллионов это и есть убитые этими тварями женщины, старики и дети, и только 8,5 миллионов из них это наши убитые и замученные в польских и немецких концлагерях и на каторжных работах солдаты.
Александр Горбылев 
Враг имел КАЧЕСТВЕННЫЙ перевес в воздухе и на земле. У немцев было отлажено боевое взаимодействие родов войск, они были более мобильны на больших расстояниях, умели концентрировать в нужном месте необходимое количество сил и средств.///
///Да, это было огромным преимуществом Вермахта, как и умение оперировать частями, в том числе, и танковыми, на опасных для них направлениях, посылая их или в прорыв, или на оборону опасных участков, это мы увидели во всей красе в Венгрии и Германии конца 44-начала 45 годов. В ходе наступления они умело использовали железные дороги врага, как в Европе, так и у нас, а в ходе обороны свою разветвленную ж.д. сеть.
Плюс, подавляющее преимущество в авиации первых двух лет ВОВ.
Плюс, главное их преимущество на целых два года войны: это качественная и дальнобойная радиосвязь. У нас не каждый штаб дивизии в начале ВОВ имел хотя бы средние радиостанции для связи с подчиненными частями, не говоря уж о связи с вышестоящими штабами и Командованием в Москве. Помните фразу из статьи, где Сталин и Ставка обнаружили, что двух фронтов фактически уже нет, а немецкие танки прут на Москву, только после донесений наших летчиков. У тех же рации были в каждом самолете и танке, не говоря уж о штабах всех соединений вплоть до роты, где некоторые радиостанции «добивали» аж до Европы! И это делало управление их войсками информированным и гибким.
Когда наши войска в ходе войны получили подобное оборудование и передовую боевую технику в больших количествах, то при прочих равных в полную силу начали работать так нелюбимые местным ботом, дурачком и провокатором бузыкиным «Русский Дух» любовь к Родине, грамотная пропаганда и умелое управление (Командование) войсками.
В-итоге, мы победили в тяжелейшей борьбе самого страшного своими высокомерием («Славяне – не люди, а рабы!») озверелостью и отмороженностью врага (помните: «Солдаты, я освобождаю вас от такой химеры, как совесть!»), разгромили и уничтожили в пыль его самую передовую и сильную на то момент на Земле армию, освободили и подчинили себе пол-Европы и, вопреки воплям местной и заграничной демшизы и прочих вражеских пропагандонов, в итоге сравнялись с Вермахтом в боевых потерях военнослужащих (исследования генерала Гореева и многих других). По факту же мы перебили их намного больше, ибо в наших боевых потерях учитываются и плененные немцами красноармейцы в первые два года ВОВ, погибшие в плену и не участвовавшие в дальнейших боях, чем весьма ослабили РККА, а немцы не учитывают в своих потерях своих ССманов, вояк из Люфтваффе и Кригсмарине, всякого рода вспомогательных частей, Полиции и внутренних войск, Фольксштурма, Гитлерюгенда, Трудового фронта, запасников и прочих вояк, на чьи плечи легла оборона собственно земель Германии вместе с солдатами. Типа, «потерялись все бумаги», ага! Как не учитывают и всякого рода ССовцев из «просвещенной Гейропы» и даже Азии!!! и регулярных войск всяких румыноцыган, венгров и прочих финнов с испанцами, словаками и итальянцами, вдоволь позверствовавших над нашим мирным населением. Собственно, из наших 28 миллионов погибших советских людей почти 20 миллионов это и есть убитые этими тварями женщины, старики и дети, и только 8,5 миллионов из них это наши убитые и замученные в польских и немецких концлагерях и на каторжных работах солдаты.
Павел Кисс 
Вот диванные эксперты спорят: а вы "Запрещённое интервью Г.К. Жукова" смотрели? Он там чётко говорит: мы могли Москву и не отстоять. А значит, немцы могли её и взять. Всё! Просто стечение обстоятельств сложилось в нашу пользу. А могло и и не сложиться. Дошли до такой крайности, что решающую роль играла случайность.
николай сосновский 
Где можно посмотреть это интервью.
Бузыкин Александр 
Думаю что никакой случайности не произошло. Уже то, что немцы оказались на можайской линии - уже было чудом для немцев, пиком их возможностей на осень 1941.
Взятие Москвы было для них на конец октября-начало ноября непосильной задачей и большинство немецких генералов это осознавали. Без техники это было неосуществимо, а немецкие танковые дивизии потеряли до 80-85% от своей первоначальной численности танков и бронетранспортеров.
Так что речь не шла о случае, а скорее о закономерности..
Павел Кисс 
Да на Ютубе, попробуёте набрать "запрещённое интервью жукова"
Ольга Ефремова
Павел, насколько я помню это интервью, Жуков четко говорит , что фашисты выдохлись к Москве, и высоко оценивает в этой связи роль 22 и 24 Армий. Хотя в те годы об этих армиях, фактически уничтоженных в окружениях, официальная пресса не упоминала.
Ольга Ефремова
Наберите "запрещенное " интервью Жукова в Яндексе, там есть и текст, и видео.
Бузыкин Александр 
Это правда. 22 армия героически обороняли Полоцкий и Себежский УРы, участвовала в Смоленском сражении до конца. 24 армия участвовала в самом первом контрударе под Ельней и погибла в Вяземском котле.
Ольга Ефремова
"Когда войска немецкой 3 й танковой группы, позднее вошедшей с 2 й танковой группой, в состав 4 й танковой армии фельдмаршала фон Клюге, захватили плацдармы на Западной Двине в районах Десны и Витебска, то навстречу им была брошена 22 я армия.
Об этой контратаке 22 й армии командующий 3 й немецкой танковой группы написал: «О дальнейшем продвижении и соединении с 39 танковым корпусом нечего было и думать даже тогда, корда освободившиеся под Минском остальные части 14 й моторизованной дивизии прибыли 5 го июля на плацдарм для усиления». (H. Hoth. Panzeroperationen. S. 79).
То есть даже немцы это признавали. Правда, Нерянин Андрей Георгиевич, начальник штаба 22 армии, а позже полковник Ген.штаба РОА (под фамилией Алдан М.А) в своих мемуарах, изданных в США, приписывал эти события не мужеству бойцов , а исключительно своему штабистскому таланту. Иуда.
Aleksandr sheliakin
«Я подробно и убедительно изложил ему все доводы, говорящие за то, чтобы продолжать наступление на Москву, а не на Киев, — описывал Гудериан о своей попытке переубедить Гитлера. — Я обрисовал ему географическое положение столицы России, которая в значительной степени отличается от других столиц, например Парижа, и является центром путей сообщения и связи, политическим и важнейшим промышленным центром страны; захват Москвы очень сильно повлияет на моральный дух русского народа, а также на весь мир.

Я пытался объяснить Гитлеру, что после достижения военного успеха на решающем направлении и разгрома главных сил противника будет значительно легче овладеть экономически важными районами Украины, так как захват Москвы — узла важнейших дорог — чрезвычайно затруднит русским перебрасывать свои войска с севера на юг.

Наконец, я указал на тяжелые последствия, которые должны возникнуть в случае, если операции на юге затянутся, особенно из-за плохой погоды. Тогда уже будет поздно наносить противнику решающий удар в направлении на Москву в этом году...»
..
Всё было бы хорошо, да вот всё не так и просто.
"Гладко было на бумаге, да забыли про овраги "
Если бы хер ( так вроде на немецком )Гудериан уговорил хера фюрера на это, то там бы где немцы не наступали, не было бы смысла держать войска, и их бы просто перебросили на оборону Москвы...порта геноссе Гудериан, естественно, зачем было бы их держать там где они не воюют, что и сделали потом, сняли с Дальнего Востока, они же там не сражались.
Так что, то что этот срАтег предлагал, так же полная фигня..
Поэтому и Ленинград был в осаде, что оттуда сняли танки , там была замороженная история битвы, и рассуждать о том какой умный этот немецкий танкист , увы, не такой как надо.
И еще одна мудрая пословица..
Если где-то убыло, значит, у кого-то прибыло" ...а это значит только одно, что нельзя объять необъятное...и вся это статья , просто пустое рассуждение , а шО бы было, если бы ничего не было..
Написать комментарий:
Напишите ответ :
Никогда не сдаваться! Московская паника 15–16 октября 1941 года
Никогда не сдаваться! Московская паника 15–16 октября 1941 года
68
Мужской журнал 10:01 29 ноя 2021
Реальные потери немцев в операции «Барбаросса» (1941 г.)
Реальные потери немцев в операции «Барбаросса» (1941 г.)
38
Мужской журнал 10:01 06 дек 2020
Предательство 1941: пленные армии
Предательство 1941: пленные армии
45
Мужской журнал 10:00 13 май 2021
Единственная иностранная дивизия, которая вместе с немцами пыталась взять Москву
Единственная иностранная дивизия, которая вместе с немцами пыталась взять Москву
6
Мужской журнал 09:01 30 июн 2021
Оливер Стоун рассказал о планах США «захватить» Россию
Оливер Стоун рассказал о планах США «захватить» Россию
53
Ваши новости 16:00 17 сен 2021
Почему Красной армии удалось отстоять Москву
Почему Красной армии удалось отстоять Москву
54
Ваши новости 20:01 01 окт 2020
«Немцы не ожидали»: что творилось в первые часы Великой Отечественной
«Немцы не ожидали»: что творилось в первые часы Великой Отечественной
47
Мужской журнал 08:01 31 авг 2021
План «Оцу». Япония хотела захватить Дальний Восток и Сибирь
План «Оцу». Япония хотела захватить Дальний Восток и Сибирь
2
Мужской журнал 10:00 19 янв 2022
Назначенное на 29 августа 1941 года нападение Японии на СССР не состоялось – «хурма не поспела» 
Назначенное на 29 августа 1941 года нападение Японии на СССР не состоялось – «хурма не поспела» 
5
Мужской журнал 09:01 02 ноя 2021
Сатановский: А ведь могли бы Псков или Великий Новгород развивать, или там, Кострому.
Сатановский: А ведь могли бы Псков или Великий Новгород развивать, или там, Кострому.
13
Ваши новости 15:01 29 дек 2021
Неизвестный подвиг «безымянного» красноармейца в конце июня 1941 года
Неизвестный подвиг «безымянного» красноармейца в конце июня 1941 года
14
Мужской журнал 10:00 02 май 2021
Лучшая поддержка при решении купить машину БУ
Лучшая поддержка при решении купить машину БУ
0
Авто-Тема 20:07 Вчера

Выберете причину обращения:

Выберите действие

Укажите ваш емейл:

Укажите емейл

Такого емейла у нас нет.

Проверьте ваш емейл:

Укажите емейл

Почему-то мы не можем найти ваши данные. Напишите, пожалуйста, в специальный раздел обратной связи: Не смогли найти емейл. Наш менеджер разберется в сложившейся ситуации.

Ваши данные удалены

Просим прощения за доставленные неудобства